Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:41 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Вспоминаю забавное из университета, что раньше записать руки не дошли, а сейчас вдруг вспыло в памяти. Смешно до сих пор. Вот, например, разбирали мы однажды раннесредневековую летопись - от автора очень благочестивого и уважаемого - и была там такая, простите за неточность цитаты, строка: "к сожалению, в юности я склонялся к греху, но вера вылечила меня". Или что-то в таком роде. Ясно и понятно, никаких скрытых смыслов, верно? Но вышло, что ясно всем, кроме аспирантов-англицистов. В классе наступила нехорошая тишина.
- А что это, - задумчиво спросил один, - За страшные грехи?
- И почему он их не записал? - поинтересовался кто-то.
- Наверное, они были слишком уж страшные. Жуть какие неприличные, и цензура их того. Вырезала.
- А может, он побоялся признаться? Кошмарные преступления и извращения, вы только представьте!
(То, что может вообразить и обосновать при желании толпа англицистов, слишком ужасно для слов. И для реальности.)
Пока все думали и перебирали варианты возможных смертельных грехов, я сидела и думала, что если пишешь мемуар, то нельзя ни в коем случае загадочно отпираться. Никакого тумана, троеточий, пропусков и таинственного замалчивания - предполагать будут худшее. Ну возьми и скажи ты, так и так, любил послушать языческие песенки, ну выпивал в трактире. А потом можно и ввернуть религиозный момент истины и дальше, обличать окружающих. Ведь всякая недоговорка - радость академика, который и сам с радостью всё выдумает! Лучше уж самому.

Есть ещё одна история про любимого профессора. Ничего не могу поделать, он просто кладезь сокровищ в этом плане, что ни лекция - то перл. Ходила на его классы как в театр. Жаль, что народ в основном не понял шутки и либо засыпал под его двухчасовые рассказы о валлийских философах, переходящих в рассказы о кельтском аскетизме, либо прогуливал. Дело в том, что говорил он в основном для себя, то обсуждая слишком сложные и глубокие темы, то вдруг зацикливаясь на крошечных деталях своих будущих публикаций. Но в этом потоке попадались буквально алмазы профессорской мысли.
Заговорили мы как-то об Ирландии, через неё - о кельтских традициях, а через них непонятно как оказались в нью эйдже.
- Жаль, - доброжелательно сказал добрый профессор, - Что у нас так мало сохранилось данных о религиозных ритуалах. То есть я, конечно, знаю, что существуют течения, сообщества людей, которые пытаются их возродить... хмм... честь и хвала им, конечно...
Я приготовилась внимательно слушать. На кафедре если кого-то хвалят, значит у них точно есть сокрушительный довод против. Например, дорогой Профессор как-то сорок минут лекции рассказывал о коллеге, собравшем аннотированный список средневековых манускриптов, только чтобы потом довольно заявить, что "в каждой буквально главе я, к сожалению, нашёл фактическую ошибку; но работа проделана гигантская!"
- Вот и у меня есть друзья, - меж тем продолжал он, видимо, считая, что студенты давным-давно заснули, - Они постоянно собираются и что-то делают. Праздновали недавно Самайн. И проводят всякие ритуалы! Я очень просил, чтобы меня тоже приняли в их круг...
На этом месте я почувствовала, что сейчас лопну. Во-первых, я действительно видела эту картину, и он совершенно точно очень вежливо, дружелюбно и с искренним интересом проситься в Викканский круг. Потому что ведь интересно! Во-вторых, я представила, как он там бы сидел и отмечал, что конкретно не укладывается в его наработки.
- Но, хотя я и очень расстроился, Виккане почему-то не разрешили мне присутствовать во время их ритуалов, - признался он.
И правда, почему бы?

А ещё японцы. У нас вообще много японцев. Собственно, их бывает два вида: одни появляются в начале четвертей, одеваются в глухие чёрные костюмы и галстуки, и ходят гуськом за гидом-надзирателем, который сурово их инструктирует. Потом начинается обычная студенческая жизнь, надзиратель отбывает в Японию, и внезапно всё меняется - они мутируют во второй вид. Во-первых, они начинают одеваться в дикие цвета, красят волосы в розовый и оранжевый вне зависимости от пола, пьют фрапучино литрами и питаются бургерами (фуууу. да, я знаю, что это "американская еда", но реально студенты у нас обычно едят китайское или вьетнамское, и не пьют эту сладкую бурду такими вёдрами). Во-вторых, они почему-то считают, что у нас тут веселье и вечеринки. Как-то раз, когда я ещё работала в Старбаксе, ко мне подрулила группка как раз таких, с яркими волосами и с жутковатыми фраппучино в руках.
- Вы не знаете, где тут можно оттянуться? - вопросил самый храбрый.
Я немного удивилась.
- Ну, ночные клубы, танцы, дискотеки?
Если вы не знали, ночью я люблю спать. Иногда, правда, приходилось уроки доделывать.
- Мне сказали, тут рядом такое местечко, где можно всю ночь курить кальян, и там ещё танцы! - поделился он. - Вот мы его и ищем.
Не знаю, нашли ли. Надеюсь на лучшее.

@темы: Университет

URL
Комментарии
2015-03-02 в 10:50 

Gabriel Fahrenheit
"Ничего не поделаешь, к сожалению, здесь все сумасшедшие. Вы, наверное, тоже заметили, что я слегка не в себе.."
когда читала про Профессора, почему-то вспомнила книгу Донны Тартт "Тайная история" :)

2015-03-02 в 11:10 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
О, я не читала, а мне уже несколько раз её хвалили. А чем напоминает? Может, я пропускаю отличную книжку.
Профессор шикарный, я буду по нему очень скучать-)
читать дальше

URL
2015-03-02 в 19:12 

Gabriel Fahrenheit
"Ничего не поделаешь, к сожалению, здесь все сумасшедшие. Вы, наверное, тоже заметили, что я слегка не в себе.."
Foruvie, "Ричард Пэйпен приезжает из Калифорнии изучать древнегреческий язык. Новые друзья Пэйпена - четверо молодых людей и одна девушка - умны, раскованны, богаты и так увлечены античной культурой, что рассматривают себя чуть ли не как особую касту ее хранителей."- описанием этих студентов, их профессора и тем, что после они тоже решили проводить ритуалы. признать, я книгу проглотила.
читать дальше

2015-03-03 в 11:27 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Gabriel Fahrenheit, академию я очень люблю читать, особенно если она написана атмосферно и доброжелательно. Надо поискать книжку тогда-)
Сейчас напишу)

URL
2015-03-03 в 14:23 

Gabriel Fahrenheit
"Ничего не поделаешь, к сожалению, здесь все сумасшедшие. Вы, наверное, тоже заметили, что я слегка не в себе.."
Foruvie, если что, там было убийство ;)

2015-03-03 в 21:38 

Karolina Cienkowska
Trust your heart, and trust your story.
Боги, профессор просто прекрасный)) так себе и представляю этих несчастных виккан, которые не захотели становиться подопытными х))
"Тайную историю" обязательно почитай, она очень круто написана!

2015-03-04 в 02:46 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Gabriel Fahrenheit, если это для сюжета расследования и его раскрыли, то ничего страшного. Не читаю я только совсем мрачное и с бессмысленными смертями, а так, труп-другой - дело житейское)
Karolina Cienkowska, я вот тоже очень хорошо представила это, зная дорогого профессора. Он бы там сидел и вежливо кивал с видом самого знатока, а потом бы поведал студентам, что виккане не правы в том и этом. И ещё такой вопрос: как он подружился с ними? У меня ощущение, что это тоже отличная история.
Отлично, раз ты советуешь, точно почитаю) спасибо.

URL
2015-03-04 в 12:02 

Lischen
мастер спорта по проеболу
а я, читая про японцев, почему-то вспомнила дивную вещь Анны Коростелевой "Цветы корицы, аромат сливы". там с японскими студентами Московского Государственного Университета происходило ровно то же самое и еще много разного)

2015-03-05 в 22:33 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Lischen, надо перечитать, к слову - абсолютнейшей правдивости книга) да и "Школа в Кармартене" ужасно мне напоминала родной универ по атмосфере.

URL
2015-03-06 в 07:41 

Gabriel Fahrenheit
"Ничего не поделаешь, к сожалению, здесь все сумасшедшие. Вы, наверное, тоже заметили, что я слегка не в себе.."
Foruvie, ну... там не совсем так, но убийство будет одно на чем вся история и строится. почитай как-нибудь ^^

2015-03-10 в 12:29 

raidhe
Смысл дороги в том, что дороги нет. (с)Кирлиан
Мне вот тоже интересно, как он с ними подружился, профессор-то.

2015-03-10 в 23:21 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
raidhe, в этом-то и главная загадка: что он попросился в викканский круг, меня даже не удивляет - само собой, он не может устоять перед искушением что-то подсмотреть и рассказать, как они неправы. Но вот как он их вообще узнал? Хотя в его историях вообще много странных людей, непонятно, где он их в таком количестве берёт-)

URL
2015-03-11 в 14:03 

raidhe
Смысл дороги в том, что дороги нет. (с)Кирлиан
Тусит он много, видимо:-) по злачным местам:-)

   

Замок над озером

главная