07:39 

Лавина

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Как всегда, приквеллы лежат по тэгу Каннингэм!

***
Про могилу Эдварда Каннингэма чего только не болтали. Поговаривали, к примеру, что ночью приходит и ложится у надгробия огромный рыжий пёс с бледными глазами, и тому, кто из праздного любопытства станет околачиваться вокруг, он вырвет сердце. Ещё верили, будто каждый год Белая Свора прерывает свою гонку за штормом, чтобы в знак уважения положить букет свежих цветов, будь то хоть день середины зимы. А уж в то, что когда-то подчинённая Эдварду армия бесов, мелких демонов и лесных духов всё ещё обитает рядом, ожидая его приказа, верили даже в целом благоразумные люди. Ведь кто иначе зажигает свечи, огоньки которых видно в сумерках?
Разумеется, это всё – нелепые выдумки, и повторять их просто-напросто смешно. Эдварда не заботило, что случится с его телом после того, как оно перестанет быть вместилищем его духа. Похороны, если б он их только увидел, его бы повеселили атмосферой параноидальной иронии, а в ответ на чрезмерно трагичные речи он разве что рукой бы махнул. Вопреки уверенности современников, он был незлопамятен и считал предсмертные проклятия дурным тоном. Нет, лежащие под землёю кости не хранили в себе никаких древних тайн и зловещих предзнаменований. Но людям хочется воображать себе страшные истории и свято верить в то, что здравый смысл должен отрицать.
Вот почему предложение магистра Кловиса Люмвига вызвало несколько нездоровый ажиотаж и почти истеричное возбуждение не только среди его непосредственных коллег, но и во всём институте. За неделю после конференции он получил сорок семь писем из иностранных университетов и исследовательских центров, шестнадцать из которых сообщали, что их представитель прибудет с первым же рейсом. Остальные, маскируя болезненное любопытство, выражали пожелания успеха – с разной, однако, степенью уверенности. Что до личных знакомых, то превзошла всех Антонина Гебольд, ворвавшаяся к нему с тростью наперевес, и заявившая ему в лицо, что она «на своём веку всяких дурней повидала, а таких безмозглых не встретила», и что, будь у него хоть толика разума, он немедленно закроет проект.
Кловис напомнил об ответственности перед научным сообществом, авторитете института и возможных открытиях.
Антонина стукнула тростью о пол и сказала, что помнит его ещё студентом, и воспоминания эти ей не внушают надежды. Кловис, напуганный куда больше, чем он сам признал бы, попытался проявить миролюбие:
- Профессор Гебольд, - сказал он, не сумев набраться храбрости и назвать её по имени, - Вы знаете, насколько глубоко я уважаю ваши познания. Однако вы работаете с модульными дисциплинами, с теорией, а моя инициатива исключительно экспериментального плана.
Пока он говорил, Антонина продвинулась ближе, обогнула стол и теперь оттеснила его в угол.
- Вскрыть могилу Эдварда Каннингэма вы полагаете небольшим экспериментом, молодой человек? - поинтересовалась она опасно тихим тоном.
- Но будем же благоразумны, профессор, - Кловис взмахнул руками, чудом не сшибив на пол придавленные чашкой тетрадки, - Неужели вы верите небылицам о проклятиях и мстительных призраках? Студенты, не спорю, их пересказывают охотно, да и сами сочиняют, но нам-то не стыдно ли за ними повторять?
Антонина нахохлилась, растеряв боевой вид, и сложила руки на трости.
- Может, вы и не такой пень, каким хотите казаться, Кловис, - печально произнесла она, - Но слишком молоды и не помните прошлого. Бежите, бежите вперёд, и не оглядываетесь. Только бы быстрее да дальше, а всё, что раньше, пропади оно пропадом, верно? Вы о Каннингэме начитались статей и уверены, будто представить можете, что за человеком он был. А только никому это не под силу, и я этому рада. Не выдержит земля ещё одного такого.
Она вздохнула, и не успел Кловис вежливо согласиться, она продолжила:
- Леона Голдсворт была подругой моей матери, и я видела Каннингэма собственными глазами. О нём тогда едва шептались, боялись его ручных бесов, а писали только об открытиях и исследованиях. А потом уж никого не осталось, чтобы рассказать правду. Поверьте мне, Кловис, и оставьте его в покое. Пусть Каннингэм себе лежит в земле до скончания времён. Что вам до старых костей? Пусть гниют на кладбище, где им самое место. Трогать его – всё равно что тыкать палкой в осиное гнездо.
- Вы считаете, что проклятия существуют? - озадаченно спросил Кловис.
- Я считаю, что совершенно неважно, существуют они или нет, - отрезала Антонина, - Но если вы откроете тот гроб, вспомните мои слова: то, что выйдет оттуда, обратно запереть не удастся.
- Мы примем все возможные меры предосторожности, - заверил Кловис, под впечатлением от её речи, - Приедет доктор Хильде Балдгримм и её ученики. Мы не допустим ни малейшего риска!
Антонина грустно взглянула на него, покачала головой и направилась к двери. Уже в собственном кабинете она, вытянув под стол ноги и прислонив к стене трость, прошептала себе под нос:
- Пусть всё идёт своим чередом. Сдвинулась песчинка, а лавину уже не остановишь.

*
Рыжие дюны шевельнулись, дрогнули и поплыли, и из расступающегося песка восстало странное существо. Его человеческий облик, собранный столь искусно из мельчайших деталей, истаял давным-давно, и теперь сквозь полупризрачный силуэт бледно светились его острые кости и ток ледяной крови.
Узкая голова на гибкой шее качнулась из стороны в сторону, выискивая след. Существо втянуло сквозь зубы воздух, и издало сухой клекочущий звук. Эдвард умер много лет назад, но подобным существам малопонятны такие людские условности, как значение смерти, течение времени и распад материи. Существо приподнялось на длинных лапах, расправило крылья и рванулось куда-то вверх.
Алая буря, бушевавшая десятки лет, начала утихать. Скрытое облаками пыли небо прояснилось, и ряд бледно-серых лун проступил сквозь мглу. Оказалось, что пустыня вовсе не состояла из дюн и песчаных равнин, и из них потянулись вверх причудливые строения, здания, напоминающие одновременно пчелиные ульи и готические соборы. Между ними пролегли закрученные спиралями улицы и ажурные мосты, а на гребнях холмов выросли странные растения – нечто среднее между грибами и плющом.
В человеческом понимании существо было немым, потому что физическая составная его образа, отвечающая за речь, исчезла. Но, поднявшись в воздух, оно произнесло на своём языке – наречии, в котором наличие связок и горла не имеет значения:
- Эдвард на земле. Твоя власть закончилась быстрее, чем ты думала, Крисеида.

*
Всё это произошло примерно в то время, когда с роскошного, хотя изъеденного временем гроба срезали цепи, сняли печати и выжгли с поверхности охранные руны. Внутри оказался обыкновенный скелет в лохмотьях истлевшей одежды и со следами иссохшей плоти. Зрелище было малоприятным и для впечатлительной аудитории тревожным, но ничего более не произошло.

@темы: Каннингэм, Сказки

URL
Комментарии
2014-03-11 в 10:57 

Снежная Маска
А под маской было звездно
Дальше. Пожалуйста.

2014-03-11 в 11:25 

Tsuru
Это прекрасно! Эдвард прекрасен :heart: Кловис прекрасен :heart: Антонина прекрасна :heart: Антонина кстати резко приобрела черты тетушки Вустера Агаты в моей голове :gigi:
Здорово как всегда:inlove:

2014-03-11 в 11:31 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Снежная Маска, главное, собраться и закончить все приквеллы. Тут Эдвард уже мёртв, и перед этой историей ещё две других, довольно длинных. Они, конечно, отчасти написаны, но работы ещё гора. Я буду стараться=)
Tsuru, хаха) от Эдварда теперь не избавишься - я всего-то набросала коротенький текст, и вот во что он вырос... Главное, все его любят, хоть он и та ещё зараза! И автор тоже, потому что про него всегда весело писать Кловис прекрасен Антонина прекрасна - академическую тусовку я отдельно обожаю, помнишь, на похоронах как они жгли? Антонина суровая дама, такая пришибёт и не заметит-) а Кловис просто энтузиаст науки.

URL
2014-03-11 в 13:54 

Спасибо, мне понравилось.

2014-03-11 в 20:52 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Castles and Dreams, спасибо! Я рада-)

URL
2014-03-12 в 00:57 

Karolina Cienkowska
Trust your heart, and trust your story.
Одна из любимых историй) Отдельно люблю академическую тусовку, да-да )

2014-03-12 в 01:08 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Karolina Cienkowska, спасибо ^^ академики вообще случайно получились - я планировала всего лишь упомянуть, а в результате страницы с именами учёных, направлений, открытий и академий *__* но они все забавные. И прямо как дома

URL
   

Замок над озером

главная