12:59 

Суд

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Легенды предупреждают нас о дикой охоте, о духах в штормовом небе и осенних призраках, жадных до крови и людской жизни. Присказками и поговорками вплетаются в сознание невидимые крючки, которые дёргают назад, стоит зайти слишком далеко в темноту: бойся ночи! шепчет один страх, возьмись за крест! напоминает второй. Люди, давным-давно покорившие железо и осветившие полярный мрак, потеснили народец холмов и лесов, а бродяги и странники на вьюжных скакунах десятой дорогой обходят шумные мегаполисы. Но древние суеверия живучи, и память крепко держится за бабушкины истории.
Существуют вещи страшнее голодной своры, проносящейся под окном, но о них не говорят. У них нет имени, не записана сказка и не придумано оружия, чтобы сломить их волю. Они видят сквозь сплошную стену дождя, снег, мглу и непроглядную темноту, они чуют кровавый след за мили и слышат пульс сквозь камень и дерево. Их не отпугнёшь огненным кругом или символом веры – хотя когда-то были времена, и церковь ещё не отреклась от них. Впрочем, они убивали равно и своих, и чужих, и в конце концов храм отказался от них, как раньше отреклись остальные.
Есть дикая охота, ночь Самайна, когда зажженные свечи манят нечисть заглянуть в мир людей, а человеку дозволено посмотреть за грань теней. Но есть день, не отмеченный в песнях, когда выходят на охоту они, и мчатся по следу. Они проходят сквозь любые границы, и единственная кара преступившему закон – смерть. И они не ждут вечернего полумрака, а действуют при свете солнца; они знают, что всё несовершенно, что споткнувшийся – уже пал, и чужая кровь грохочет в висках так, что её слышишь сквозь время и пространство, чужая мысль ввинчивается в сознание, и мир разворачивается в ладонях как распускающийся цветок. Здесь и сейчас, шепчет чутьё, и неудержимая смерть срывается в полёт, летит сквозь саму ткань реальности, скальпелем срезая дрогнувшую нить.
Равновесие между бездной и твердью хрупко; из пустоты поднимается шелест и шёпот, могильный холод, дым и туман. Пропасть расползается там, где мало мира – колодцами мрака и чёрными провалами. Говорят, что на каждого, кто ходит по этой земле, где-то прячется его собственный омут. Шагнёшь не туда и почва посыплется под ногами, поедет сколькая галька, и бесконечность поманит к себе. Хорошо, если чья-то рука вовремя схватит за плечо и вытащит на свет, а если и звать некого?.. из тех, кто упал, некоторые возвращаются. Не в человеческий мир, его они видят теперь только в самайновскую ночь – но в мглистые грёзы древней цивилизации.
Да, упавшие и неспасённые станут нечистью сами, росчерком вечности на сером небе. Но они, о ком не написано легенд, и есть бездна. Между миром хищных призраков и вечной зелени холмов и землёй есть граница, и эта линия – они. Весы в руках правосудия и меч, но более всего они – повязка на невидящих глазах судьбы. Неизвестно, за что они карают и в чём их закон, и как они выбирают жертву. Они были людьми, и когда-то, быть может, станут ими снова, но сейчас и здесь они – пойманный в сталь солнечный свет, неотвратимость гибели.
Они, неведомый суд, стоят у истоков империи, которую уже успели забыть. Но раз в год, когда солнце стоит высоко, а воздух чист, они из разных уголков земли поднимаются, чтобы почтить порядок. Отомкните замки, им не преграда двери и ворота – идёт Суд, который не заключить в слова! О них не споют и не расскажут, потому что их оружие – молчание. Они знают цель и средство так, как стрелка компаса знает север, как звёзды знают свой танец в пустоте.
Иди, но не преступай черты, а то они придут за тобой.

@темы: Сказки, Нечисть

URL
Комментарии
2012-12-23 в 13:00 

Foruvie
летописец " Hunting words I sit all night."
Тамино Хотару, насколько можно забыть часть себя? Не знать - вероятно, но не быть тем, чем являешься, почти невозможно.

URL
2012-12-23 в 13:01 

Санси Суймэй
Сегодня не кончится никогда. (с)
Foruvie, тогда выходит, что и стать человеком нечисти не получится.

   

Замок над озером

главная