Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: семимирье (список заголовков)
14:14 

Герои Сказания

летописец " Hunting words I sit all night."
Одежда застёгнута наглухо, длинные рукава до костяшек пальцев, перчатки, воротники, шарфы, красно-серая шотландская клетка длинных, в пол юбок, башмаки с поцарапанными крупными пряжками. Кудрявые тёмные волосы, две тонкие косички по вискам, чёлка колечками. У неё бледное лицо с резковатыми чертами – упрямый подбородок, сжатые губы и нервные, хмурящиеся брови над зелёными глазами, и вечно опущенные густые короткие ресницы.
Она молчит, молчит, глаза в пол, или ещё хуже – вы говорить со мной пришли? хотите кофе? а то я и чай ведь могу… И руки мелькают. Кофейные зёрна, крупные, одурманивающе-стойкий аромат, крепкий, горький, тёплый. Ваниль, палочка корица, рассыпанная гвоздика. Или сухие травы, ромашка, мята, мелисса, черничный лист, малина, шиповник.
У неё только руки и красивы, когда она снимает перчатки. Тонкие, бледные, нервные, пальцы сцеплены, сжаты до боли привычно, на безымянном – колечко из потемневшего тусклого серебра. Она перебирает неровный речной жемчуг, мелкую бирюзу, склоняет голову. «Энетта? Что случилось?» «Тихо. Послушайте.»
От неё веет кофе, шалфеем, чернилами, воском и зимой. От неё постоянно холодно, она греет над свечой леденеющие пальцы, а у неё на ладонях всё равно не тают снежинки. «Ну и что ж. Пускай остаются. Красиво.»
Пойдём отсюда, говорю я. Энетта, всё не так, всё неправильно, посмотри сама, сейчас август, давай, просыпайся, девочка, дай руку и пойдём. «Не хочу. Люди. Не люблю… когда шумно. Пусть так. Тихо.»
Я болтаю не переставая, кошки-кофе-дождь-свечи-нитки, истории, сказки, Старый Город. «Там тоже тихо, спокойное место. И тепло.» «Спокойное?» повторяет безучастно, «Зачем?» «Чтобы было куда вернутся. Чтобы люди знали, что такое вообще покой. Понимаешь?» «У тебя есть? То место?» «Замок, помнишь? а у тебя?» Она улыбается.
Мы пьём кофе.
Уже лучше, правда. Уже немного лучше.

@темы: Сказание, Сказки, Герои, Семимирье

05:42 

Случайно...

летописец " Hunting words I sit all night."
- Чая? - я ставлю на стол круглый чайник с дешёвым рисунком из груш и жёлтых цветочков.
- Ты же знаешь, я не люблю, - он смеётся. Почти смеётся.
Я игнорирую.
- Есть мята, зверобой, ромашка, рябина, шиповник…
- Только не говори, что стала травником, - он вертит в руках пустую кружку.
- Ни в коем случае. Я летописец. Так предначертано судьбой, - заявляю я.
Он фыркает.
- Так что вы выберете?
- Раз это неизбежно? Мята.
И щепотка мятных листьев, залитая горячей водой, опускается на дно чашки.
- продолжение... следует?.. -

@темы: Сказки, Семимирье, Господин Д

08:44 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я вытаскиваю альбом – груду широких листов в чёрной папке – и рассыпаю их по столу. Он рассматривает рисунки по очереди – карты, гербы, генеалогические древа, портреты. Еле слышно вздыхает, дойдя до того самого. Долго смотрит в улыбающееся с той стороны листа лицо.
- Извините. Я вас расстроила?
- Нет.
Он проводит пальцем по краю, изрисованному цветочным узором.
- Можно я заберу это?
- Конечно.
Он кивает.
- И… - я запинаюсь.
Молчание.
- Простите, - я поднимаю голову, - Я хотела, чтобы всё закончилось по-другому. Но… я всего лишь летописец. Моё слово не много значило.
- Это не была ваша вина, - он смотрит на меня.
В этот момент с чердака спускается Шушь Фюльх и зовёт нас выпить чаю.
- Лунная Мышь очень хочет увидеть вас, милорд, - говорит он.

@темы: Сказки, Герои, Семимирье, Господин Д

09:52 

летописец " Hunting words I sit all night."
09:33 

летописец " Hunting words I sit all night."
Сложно сказать, с чего начался мой интерес к Нирнилу. Насколько я помню, он пришёл сам собой, по мере того, как в моих картах белая пустота заполнялась линиями рек и гор, пустошами, озёрами, городами, замками и названиями, написанными на северном диалекте Вэльдайэнты. Это был вкус того же наречия, которое уже было мне известно по Малькелле и народам Месдалие, но этот оказался более... холодным. Резким. Пронзительно-острым, как ледяная крошка на губах. Стыки согласных, короткие формы слов вместо привычной плавности. И истории были точно под стать языку - чёткие, морозные, древние; истории цвета осени и железа, повести трагические и жуткие. Тяжёлые поэтические конструкции, ничуть не современнее, чем рыцарские доспехи.
Но... меня завораживал Нирнил. Мистически привлекала Мивелоста - бесконечное пространство вереска, сухой травы, жёстких листьев и чёрных озёр, место вне времени; наверное, изначально она должна была быть лишь абстрактной идеей, чем-то вроде святого Грааля наборот, что-то жуткое, тонкое, ивово-озёрно-серое. Главная проблема состоит в том, что такого места, как Мивелоста, существовать на земле не должно, да и не может. И ясное дело, в Нирниле она существовала несмотря на все законы, потому что тот край не подчинялся правилам реальности. Он не отказывался от прошлого, каким бы оно ни было - хранил его в себе, годы, уравнивал с настоящим, жил по его правилам.
Если бы я решила охарактеризовать его несколькими словами, я выбрала бы "память". Ещё: верность, честь, отвага. Нет, не в том смысле, какой в эти понятия вкладывают теперь: это была бы обречённая архаичная отвага, вассальная верность священных клятв, древняя честь рода.
Поэтому ощущение этого мира - горько-тёмное, до дрожи захватывающее. Не похожее на остальные страны абсолютно. Что-то неуловимо среднее, балансирующее на грани Семимирья и Аргонила, ещё не злое, но уже пугающее.
И - другая сторона, которая видна, если отойти от образов легенд. Сторона жизни. В ней, конечно, известная уже нотка горечи слышится, но ещё больше - одухотворённость. Тепло. Тот самый момент, когда многомерный серый распадается на множество оттенков жёлтого, красного, зелёного, золотого и оранжевого.
Так я писала эпизоды в крепостях Лесдаквэ и Гвэлэсс Иниссэ. Удивительно, до чего было просто - видеть их перед глазами, чувствовать запах рябины и боярышника, свежих красок с картины Лейхе и сухой каменной пыли со ступеней. Ощущать на щеках сырой сквозняк и закрывать ослеплённые сумеречным мраком глаза, проводить ладонью по тонким трещинам в узких подоконниках. Это - живое. Это - близко.
Поэтому, да, можно сказать, что летописец любит Нирнил.

@настроение: персонажное

@темы: Из жизни хрониста, Счастье, Семимирье, Нирнил

09:52 

И снова о снах)

летописец " Hunting words I sit all night."
Происходило всё в контексте Семимирья (что само по себе не так уж интересно) и шло по сюжетной линии Сказания; и конечно, раз это был мой сон, я там тоже присутствовала в качестве персонажа.
Мне снилось, что я умерла - не помню как, да это и неважно; единственный момент, который мне был абсолютно ясен из прошлого-во-сне состоял в том, что Война Семи Миров (или война-на-мостах, как её называли) подошла к концу, завершившись падением Аргонила. Я же по причине собственной смерти находилась в неком невозможно странном месте, которое сейчас не могу внятно описать, потому что оно не обладало никакими особыми свойствами - просто существовало, и всё. Больше всего меня выводил из себя факт того, что предпринять хоть что-то я не могла, и все возможности ограничивались тем, что можно было видеть происходящее в "мире живых" - но не влиять на него. Кажется, Дракон - который выглядел совсем не так, как обычно - сказал на эту тему что-то умное, насчёт того, что наше время прошло, и мы сделали всё, что могли, но меня это не успокоило (кстати, он-то что там делал? тоже покинул грешную землю?).
Сама картина внешнего мира была очень ясной - голоса, изображение, всё присутствовало. К сожалению, всего я не помню, но дело в том, что история мира после Войны могла бы служить иллюстрацией к таким понятиям, как "феодальная раздробленность", "смута", "разбой" и "дворцовый переворот". Я даже не уверена, кто против кого воевал - но стычки происходили постоянно; сюжет того, что я видела, крутился вокруг двух моих друзей (их я, по-моему, знала только во сне), и они говорили что-то о захвате власти и нападениях; дальше просто показывались места, где они были, и то, что там случилось.
И почему мне никогда не снятся оптимистичные моменты Легенды? Вроде чаепития в "Шляпе с Пером" или вечеров в Гвэлэсс Иниссэ?

@темы: Записки с тёмной стороны, Семимирье

08:23 

летописец " Hunting words I sit all night."
Странно, но почему-то, когда пишешь книгу очень долго, в конце концов придуманный мир обретает ясность и глубину, так что можно просто взять и войти в него - всего-навсего для этого надо подняться из кресла, накинуть плащ и шагнуть туда, как в раму картины. И гулять по бесконечным древним дорогам, вдоль городов и гор, лесов и степей, узнавать крепости, вспоминать, что вот это вы выдумали почти случайно, а название этого поля вам пришло во сне, а вот эта таверна - смешно сказать - почти что списана с реальности, и если вы зайдёте туда, то встретите вами же созданного персонажа (хотя он, конечно, этого не знает, а вы не скажете). Потом, само собой, вы вспомните, что ещё не время уходить вот так, внезапно и второпях, и что столько недоделано – на рабочем столе горы лекций и набросков, черновиков сказок, чертежей, недочитанных книг и неотвеченных писем. И поэтому вы вежливо прощаетесь, обещая вернуться, надеваете свой серый клетчатый плащ и шарф и возвращаетесь домой. Там вы завариваете чай, ставите кружку среди бумаг на столе и открываете Книгу. И хотя этого не может быть (а этот аргумент вас не смущает – ведь скептики могут думать как им угодно, а вы-то знаете, что нет на свете невозможного) вещи, которые вы пишете, кажутся вам настолько близкими, будто это ваше воспоминание. Например… ну например то самое, помните, где вы пили чай в крепости Лесдаквэ?
Жар очага. Высокие свечи в бронзовых подсвечниках. Аромат сухих трав и пряностей.
…Мята, душистый перец, чабрец, тмин, рябина, шиповник, розмарин…
На столе, старом, рассохшемся, широком, стоит огромный закопчёный чайник; в чашках чай пахнет мёдом и ежевикой. У меня на коленях – книга, та самая поэма, помнишь, героическая легенда о рыцаре, отправившемся в Поиск. Его история была совсем не похожа на нашу. Я листаю тяжёлые пожелтевшие страницы, угадывая фразы в сложной готической вязи букв, знакомые сцены в потускневших иллюстрациях.
За окнами шелестит дождь, перемешанный со снегом. Я смыкаю ладони на обжигающей чаше, закрываю глаза…
«Вернёмся?» спрашиваю я. Не то, чтобы я сомневалась в ответе, но… кто знает? И ты, конечно, говоришь «Не сейчас».

Вы знаете, этого не может быть - несомненно. Но это было в вашей книге, а значит, теперь есть и вашей жизни.

@настроение: немного не в себе

@темы: Сказки, Семимирье

11:29 

летописец " Hunting words I sit all night."
Сражалась с концовкой "Сказания" (не потому, что всё остальное готово, просто захотелось получше узнать, что там будет в финале - мне, конечно, известно, что будет с персонажами, но не в этом дело). В общем, полчаса пыталась угробить кого нужно, а кого нужно воскресить. Когда из этого ничего не получилось, решила просто переставить акценты - хотя кто знает, ведь я точно к концу книги перепишу всё ещё раз двадцать, и может, то самое чудо появится само собой... а пока - вот отрывок из последней главы (не редактированный, не правленый и не сопоставленный по логике; так, набросок) Собственно, это рекордный по длине текст, написанный за один раз - и всего-то я на него потратила два с чем-то часа:rotate: так что, боюсь, соотношение качества и количество подразумевается.
читать дальше
Отчаянно надеюсь, что наберусь опыта в любовных разговорах:).

@темы: Сказание, Герои, Семимирье

09:26 

lock Доступ к записи ограничен

летописец " Hunting words I sit all night."
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:54 

возвращаюсь:)

летописец " Hunting words I sit all night."
Где только я это стихотворение не постила) - даже эпиграфом поставила. Потому что оно и есть посвящение Семимирью, а значит для меня, как для летописца, оно и есть самое важное.
*посвящение*
Об этой войне по ветру будет лететь
Песня,
Сталью и серебром будет голос певца звенеть
В поднебесье,
Старыми шрамами ляжет на землю
Память,
Прошлое шорохом пыли, призрачной тенью
Станет.
Над крестом мечей рванётся в синеву небес
Знамя;
Яростней огня будет наших сердец
Пламя.
Нити битв сплетены были с нашей судьбою
Сталью.
С жизнью договор запечатан был кровью
Алой.
С древних надгробий буквы имени
Стёрты,
И ноябрьский ветер в плаче вымолвит
Зов мёртвых.
Застывшие мгновенья полётом вспыхнувшей стали
Прервутся.
Нас не держит смерть, мы сюда ещё обещали
Вернутся.
Глушат грохот войны сотни лет и веков
Тишины,
На могилы и крепости ляжет зелёный покров
Травы,
И забудется свет погребальных костров
Королей,
Облечёт это время в одежды стихов
Менестрель.
На книге истории остались высохшей крови
Следы;
Но взгляни - ведь страницы раскрытые снова
Чисты.
Воины прошлого, были пройдены вами последние
Рубежи;
Вам - покой и светлая память. Наше наследие -
Жизнь.

@темы: Семимирье, Сказание, В рифму

09:36 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я почему-то всё думаю о битве на мостах... и о крепости. Она, по идее, должна была стать символом надежды, башней над тьмой, понимаете? Неприступная твердыня света, Орден, нерушимые своды древних строений и всё такое. Но это оказалось не бОльшей правдой, чем все эти выкрики на том совете - на Аргонил, в битву, мы победим... нет, не победим. Потом, может быть, и да. Не знаю. Всё так перепутано, и хорошее и плохое, и доброе и злое, то, что мне дороже всего, и то, что я ненавидела бы, если бы у меня ещё были силы. И самое ужасное - когда понимаешь, что нельзя не отдать чего-то очень любимого.
Когда-то самым большим страхом было для меня потерять Семимирье. Что ж, это в каком-то смысле исполнилось. И дело не в том, что я не принимаю этого - как ни глупо, у меня есть чувство определённой правильности случившегося... знаете, как бывает, когда что-то ужасное происходит, и вам грустно и больно, но вы понимаете, что да, только так и могло быть? Так и у меня.
Мне бывает одиноко. В последнее время - чаще, чем обычно. Иногда я целыми вечерами вспоминаю о том, что случалось с нами в Семимирье. Эти воспоминания яркие до такой степени, что мне кажутся почти реальными. Мне иногда хочется смеятся и плакать, или просто уйти куда-нибудь, где никого нет, и сидеть долго-долго в траве, пока всё не уляжется. А иногда - я почти вслух обращаюсь к кому-то, кого сейчас со мной нет. Я знаю, что я смогу справится со всем и что в конце концов - да, крепость победит. Но я знаю, что ничто не будет неизменным. И почему-то это кажется мне ужасным.

@настроение: персонажное... сильно персонажное

@темы: Герои, Семимирье

09:20 

Немного о названии

летописец " Hunting words I sit all night."
Всем известно, что никогда в легендах времена подвигов и битв не длятся вечно. Вот и сейчас я думаю, что мы, каждый из нас, будет делать после завершения войны Семи Миров. Мне бы, например, хотелось построить крепость на холме в каком-нибудь отдалённом краю на севере. Эта крепость стояла бы над морем, а с трёх сторон её окружал бы лес и поля. Сейчас я ясно вижу это – и гряду сосен, и набегающие на берег вспенивающиеся волны, и серый замок на вершине заросшего высокой травой холма. На скалах над водою цвела бы камнеломка и мох, а на равнинах – вереск, зверобой и лаванда. Ещё я представляю корабли с белыми парусами, заходящие в гавань, ведь в конце концов, моя крепость будет стоять далеко от больших городов, где-нибудь на самой границе мира. Просто на самом деле она в каком-то смысле будет перекрёстком – а всем известно, что именно там и встречаются друзья после долгой разлуки.

@настроение: сильно персонажное

@темы: Крепости и не только, Семимирье

06:41 

летописец " Hunting words I sit all night."
Перебирала старые бумаги. Как же странно читать все эти записки, предположения, переводы фраз с Вэльдайэнты, двустишия! Я нашла блокнот, в котором писала больше пяти лет назад - когда вся история только начиналась... как же мало мы тогда знали!
На обложке - единорог в круге звёзд, над ним месяц. Нарисовано, с точки зрения меня-сегодняшней, немного криво и слегка размазанно, однако вполне можно угадать технику западной Балькеллы. Я помню, когда-то я сильно увлекалась ей. Под рисунком - довольно длинная запись... к сожалению, я протеряла расшифровку к рунам и уже не могу прочитать ничего, кроме подписи - Форувиэ. Значит, уже тогда это было моё имя?
Сзади мелкими буквами - годы, когда я писала в этом блокноте. 2000/2001, 2002, 2003, 2004 - всё зачёркнуто.
Открываю блокнот. Первая страница - список дел:
найти Драконий Глаз. что такое "Зеркала"? Кто хозяин Руной Нарьель? узнать об остальных мечах. Перстень - чей он?
Кстати, аббревиатура ДДД использовалась уже тогда). Приятно удивлена. Кстати, как ни странно, записи, касающиеся его, оказались вполне миролюбивы. Ровно написаны, факты и мои догадки. Странно, а я-то думала, в то время моё отношение было более, как бы сказать, нетерпимым. Но какие же воспросы мы задавали! А ведь сейчас ответы на них для нас - данность, хотя когда-то предназначение Зеркал и личность Руной Торвила была для нас загадкой века. Кстати, оказывается, я переврала половину предсказаний, переписывая их в стихотворную форму, "чтобы красиво звучало":-D!
Последние страницы изрисованы забавными картинками вроде "летающая лошадка", "умная лошадка" (в очках и с заплетённой гривой), "таракан", "мышь" и портретики-карикатуры. Ещё страницей вперёд - короткие девниковые сценки. Я ленилась вести дневник, да и некогда было, но смешные ситуации и высказывания рисовала в виде комиксов.
Сколько же всего произошло, и сколько всего в прошлом... вчера был пост о старых письмах, и сегодня вот нашла блокнот... даже не верится. Ведь получается, у нас за плечами - почти что целая легенда!
Путанно получилось. Но так много вдруг вспомнилось. Не то, чтобы я жалела, но кое-что поняла - например, почему надо всё-таки постаратся закончить ССм.
Хорошо, что я вообще начала копаться в моей макулатуре. Оказывается, можно найти много интересного.

@темы: Из жизни хрониста, Семимирье

08:08 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я поняла, почему я не так сильно тоскую по Семимирью. Почему я не так скучаю по своим друзьям. Почему мысль "как далеко" и "как долго" не повергает меня в отчаяние.
Потому что я не ощущаю расстояний - ни во времени, ни в гранях. Потому что я всё ещё живу там. Я ушла - но я унесла тот мир с собой, я построила его, возможно неосознанно, вокруг себя. Война Грани не тронула моего Семимирья. На стенах моей комнаты по-прежнему висят карты и гербы (иногда я дорисовываю новые - цветными чернилами на крашеной чаем бумаге). Мой стол так же завален словарями Вэльдайэнты и полузаконченными записями нирнилских легенд, набросками портретов и стилизованных под средневековье миниатюр. На верхнем ярусе стола - свечи и шкатулки. Меня точно так же волнует проблема противостояния Совета и Ордена, Нирнила и Аргонила, Октавиана и ой, чуть не сказала... ну, в общем, все поняли. Я больше не боюсь потерять Семимирье и я больше не боюсь остаться одна - что бы ни случилось. И как бы не бывало иногда грустно, в глубине души я всё равно знаю и верю, что всё будет хорошо, что к любой истории можно дописать эпилог, в котором всё встанет на свои места и пойдёт как надо - герои возвратятся домой, влюблённые снова найдут друг друга, и даже самый незаметный персонаж исполнит какую-нибудь свою мечту.
Наверное, нет такой уж глубокой пропасти между Автором и летописцем... а если и есть, то через неё есть мост.
"и жили они долго и счастливо":

@настроение: персонажное

@темы: Из жизни хрониста, Семимирье

09:17 

летописец " Hunting words I sit all night."
Хотела написать что-нибудь - серебряное, дождливое, пронзительное, осеннее... такое, чтобы разбежаться - и взлететь прямо в небо, в закат за тучами... но не получилось. Почему-то чувствуется всё это и легко, и дико, и близко, и прекрасно - а передать словами не получается.
В нашем парке сейчас потрясающе красиво и тихо: наверное, в дождь никому не хочется выходить из дома. А я наоборот люблю выйти из тепла, накинуть капюшон на голову и идти по пустым аллеям, смотреть на облака, на фонари по краям улиц (именно такой фонарь, наверное, растёт в лесу в Нарнии). Я насобирала целый букет листьев, и все разных цветов - багряные, оранжевые, алые, жёлтые, коричневые, даже пара лилово-бордовых.
Вечером я сидела у камина, пила чай и читала лэ. И слушала ветер за окном. Интересно, в СМ я бы так жила, если бы ничего не случилось и всё было как прежде?

@темы: Счастье, Семимирье

08:56 

летописец " Hunting words I sit all night."
***

Не зови нас, дорога, – наш путь уже пройден,
Шагами измеряны бесконечные пыльные лиги,
И пепел сгоревших песен развеян ветром
В ломком свете луны, в шёлке зимнего холода
В этом прекрасном мире.

Не мани меня, осень печальная, за собою,
Шёпотом листьев и музыкой инея в травах.
Я поклялся тебе в верности, я навеки твой,
Навсегда любимая осень – в кольце ледяных небес
В этом прекрасном мире.

Не пой мне о дальних землях, ветер,
Ляг плащом серебряным мне на плечи,
Вспомним вместе плавания и гордые корабли,
И их белые паруса – слёзы в северном море,
В этом прекрасном мире.

Не вини меня, пепел и пламя – поздно.
Вместе с последним замком горела вина моя,
Поднималась травой высокою над могилами,
Далеко за границей знакомых небес и созвездий
В этом прекрасном мире.

Не плачь об ушедшем, любовь моя – не стоит,
Розы и плющ оплетут балладами прошлое,
И покроют легенды историю зимним льдом.
Неизбежна, как осень, истина – всё проходит
В этом прекрасном мире.

@темы: Семимирье, В рифму

Замок над озером

главная