Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в рифму (список заголовков)
08:16 

Я люблю страшные истории *_*

летописец " Hunting words I sit all night."
А они сказали,
Чтоб носила многоцветные юбки и в ожерельях звенели б монеты,
И ходила тропами, что никто не знает, только кошки и дети
Да те безумные, кого люди записали раньше в пророки или в поэты.
Ведь они сказали, что можно всё, что сердце хочет:
Танцевать и петь, и по скалам взбираться вверх с ящерицей и змеёй,
И ковать браслеты, приручать шакалов и встречать в пустыне рассветы,
И самой выбирать, кого звать в путь за собой.

(Но ещё сказали:
Опасайся тех, кто пробирается сквозь туман лабиринтами ветра,
Переплетеньями тайных слов, шёпотом незаметным,
Их, которые дышат и существуют могильным холодом, чумной смертью
С именами, которые записали в книгу и книгу сожгли, а они устояли
И отпечатались на самом огне, в котором они сгорали -
Помни их, бойся и убегай.)

Но не бойся погладить кельпи и глянуть в лицо химере,
Не устрашись ни мрака, ни пламени, ничто тебя не заденет
Из оружия того, что сковано было под солнцем или луной,
Все дороги открыты твоим шагам, кроме одной.
Но берегись того, кто идёт с туманом в доспехе сером,
Тени клубятся, и конь его тих, и увита жемчугом с серебром грива,
А он едет среди своей мглистой свиты, бледный и молчаливый,
И в безмолвных дорогах он ищет тебя, он ищет .

читать дальше

@настроение: личная мифология

@темы: Ноябрь, В рифму

11:19 

Каннингэм (в эпилоге)

летописец " Hunting words I sit all night."
- Расскажите, господин придворный советник, о чародее!
Но советник, от злости краснея,
Бормотал: комментариев нет,
Разве это ответ?
У чародея на службе – кошки и феи,
А у них – урезан бюджет.

- Расскажи мне, русалка, об Эдварде Каннингэме!
- Ах, - русалка сказала,
- Сколько я ни гуляла,
Сколько ни танцевала
Я при полной луне
Никогда не встречала
Такого джентльмена:
Он женился – на мне!..

Расскажите, профессор наук колдовских и чудес,
Отчего знаменитый волшебник исчез?
Тот замялся слегка:
Задрожала рука
На захлопнутой книге внезапно.
И сказал: вероятно,
Он уж умер давно…
Если нет – неприятно!

Расскажите, леди Леона, что вы знаете про Каннингэма?
Фыркнула Леона: вот ещё!
Ему не писано законов,
Ему все правила не в счёт,
И в мире не было заслонов,
Которых он не обойдёт.
Не стоят и упоминания
Его сомнительные начинания!..
А впрочем, (завершила ровно)
Пусть он спит спокойно.

***
После Д. писать Эдварда с его бесконечным самомнением непривычно и странно: я могла и дальше пить чай и поддерживать успокаивающие беседы с Д.! Это же как медитация, когда вроде ты ничего не делаешь, а в результате постигаешь очередную истину и внезапно осознаёшь, что ты в мире с собой. Беседовать с Эдвардом напоминает прогулку по минному полю вслепую: никогда не знаешь, где закончишь (вероятно, в нескольких местах сразу и очень неожиданно). Если с Д. посторонние разговоры могут получиться о чём угодно, то у Каннингэма две темы - либо какой он умный и как великолепно распланировал очередную авантюру, либо обоснуй на тему его магии, и тут он начинает строить теории.
PS Сделала ему отдельный тэг, раз уже накопилось несколько зарисовок.

@темы: Каннингэм, Герои, В рифму

11:36 

Пристанище (те, кто никогда не умрут)

летописец " Hunting words I sit all night."
Здравствуй, святая обитель, приют беспокойных сердец,
Тут над курганами камень и солнце, не памятный крест;
Ястреба тень между ветром и светом скользит вдоль небес,
А под ними лежат валуны и трава – бесконечная степь
Где никто никогда сколько помнит земля не сумел умереть.
Жаркий край, где бессильна сама бледноглазая смерть,
Ни мостов, ни дорог, ни развилок на бурой траве
Оглянись и забудь всё, что дорого было тебе.

Дальше чёрных озёр, где под волнами мёртвые свечи горят,
И ручьи, в жарких руслах которых кипела змеиная кровь,
Всё теперь позади, все теченья и воды повёрнуты вспять,
Все замки и печати, все клятвы не стоят потраченных слов.

@темы: дом моего сердца, В рифму

12:25 

Снежная империя

летописец " Hunting words I sit all night."
“Пусто в моём царстве”, сказал император, “Пусть готовят бал, какого не помнит никто. Зовите всех, обойдите все дома, хижины и замки!”
Снежный буран обрушился на землю.

Император с бледными глазами
Пожелал корону изо льда,
Чтобы меж блестящими зубцами
Стыла бы полярная звезда.
Не было ему ни дня покоя,
Он не мог ни есть, ни пить, ни спать,
Ибо высоко на небосклоне
Она смела, недоступная, сиять.

Он собрал всех мудрецов и чародеев
Изо всех краёв своих земель,
И узнал, что есть звезда и ярче, и белее,
С сотнею – нет, с тысячей лучей! –
В той стране, где никогда не тают
Многовековые ледники,
Путь туда уже никто не знает –
Развели руками моряки.

Но одна девица молодая
(Имени она не назвала)
Странную историю рассказала,
А потом, неузнана, ушла.

«Где начало зимы, где душа холодов,
Где расходятся трещины в толще льдов
И волна на них плещет замёрзшую соль,
Там покоится то, что ты ищешь давно.
Но побойся, мой бледный король!..
Средоточия зимы ты посмел пожелать,
Её сердце в короне сковать;
Но всё то, что сумеешь ты силой забрать
Она возвратит стократ».

Император с бледными глазами
Правит на арктическом льду,
И сияет сотней – тысячью лучами
Свет, попавший в белую звезду.
Он сидит в прозрачно-ярком троне,
Весь укутан в свежие снега,
И горит звезда в его короне
Как горела в прошлые века.

@темы: В рифму, Нечисть

09:02 

Для N.

летописец " Hunting words I sit all night."
Сначала я не была уверена, стоит ли выкладывать стихотворение, которое настолько явно написано и направлено к одному персонажу, но потом решила: пусть будет) всё равно здесь мне искать тексты проще, чем у себя в компе.
***
Покорись, земля, новому властителю:
Он, в который раз не избегнув гибели –
Возвратился из небесной обители.
Чудеса и превращения увидеть не хотите ли?
Это театр теней, дорогие зрители!..

Мысль и желание обретают плоть,
Кружево событий – в водоворот,
Слышал я, что с вами господь?

Дева чернокосая, выйди на крыльцо,
Сглаза не боясь, покажи лицо!
Падает в ладони золотое кольцо:
И не плачь под царским венцом.

Ах, на святой земле да опять костры,
Под его рукой от чужой игры
Только пыль летит – знай уберегись!
Жизнь одна, а гордыни – на семерых.

Эй, чужеземец, писан ли закон?
Слышал я, теперь этот край спасён,
А кто не согласен – выйди вон.

Оседая в кровавых волнах, корабли
Счётом десять тысяч подошли,
То ли были беды – будут впереди!
И стучат копыта с четырёх концов земли:
Старого знакомца навестить пришли.

@темы: Нечисть, Герои, В рифму

11:18 

Птицы

летописец " Hunting words I sit all night."
В старых песнях поётся о чёрных птицах,
Что детей воруют из колыбели,
И сейчас, бывает, они подлетают близко,
Головой качая на тонкой шее:

В их глазах цыганских тоска клубится
К золотому царству в солёных волнах,
Не затем ли скованы каменною улыбкой
Губы, чтоб удержать слово?

Тяжесть кос и браслетов гремучих ряд,
Где ты, пламя под тонкой кожей?
Лихорадкою полон безмолвный взгляд –
Позовёт, и кто отказаться сможет?

Пусть в степи гуляет ветер, стебли гнутся под рукой,
А с душой бессмертной птицы не найти уже покой,
И которое столетие птицы кружат над землей,
И выискивают царство, что сокрыто под водой.

@темы: В рифму, Нечисть

13:19 

Почти на праздник:

летописец " Hunting words I sit all night."
Известны сердцу дороги солнца, восток и запад пронзая осью, по небу катится колесница; в её колесах сверкают искры, тебе не спится, так в чём же дело? Дитя, не бойся, твой ангел рядом, сияет полночь в его наряде, и меч заточен, во взгляде светит огонь полярный. Сова взлетела, запели волки, и в ночи чёрной метель танцует и льдом узорным целует окна. Твой сон спокоен в ладони шторма и в центре бури.
Законы сказки, пути господни, теченье мысли – всё вместе капля за каплей льётся на колесо судьбы. И так с начала и до развязки нить прядётся сама собой: как солома гнётся, как золото вьётся, как крутится веретено. И дальше будет, как суждено: принцесса выросла для короны. Корона ей не была мила. Я здесь жила, так она сказала, и дальше лесу буду верна. И крест рябинный надев на шею, к народу чащи ушла назад, читала вьюгу и пела зиму, и волчьим светом сиял её непреклонный взгляд.
Твои ключи не ко всем замкам, твои слова не ко всем сердцам, но коль попадёшь, то уже насквозь. И оплетает, не разорвёшь – дыханьем сонным как паутиной, кошачьим шагом, забытым страхом, случайным взглядом, тревожным сном. И мир ложится в ладонь, и мнётся глиной, и дышит вместе. Там где-то спит вековечный лёд, великаны, зимняя нечисть, там в норах дремлет на старых кладах драконья вечность, там чёрный лес и белые города, и целые песни сложены из роз и льда.
Тебе одной.
Тебе открыты её дороги, её пути; её арктические просторы и снежиночные миры. Но ты, упрямо нахмурив брови, вздыхаешь и говоришь: я иду - сама.
…зима отступает.
Тебя оставив наедине с весной.

@темы: В рифму

09:09 

шалость

летописец " Hunting words I sit all night."
Болею -__- и ничего своего писать не могу, могу только пить чай и тихо ненавидеть мир и особенно людей, не понимающих Уайльда. Так что не бейте меня - это получилось случайно.
***
Меня очаровала не улыбка
Таящаяся в крае алых губ,
И не движение фигуры гибкой,
Не голоса серебряного звук.

Не ночь сама, ресницами прикрыта
Из глаз твоих взглянула на меня,
Излом брови, нахмуренной сердито
Не будит в сердце странного огня.

Я не мечтаю поцелуй оставить
На бледных пальцах или на плечах,
Но я хочу увидеть сердцем пламя
Которое хранит твоя душа.

И пусть прелестны твоего лица черты,
Они лишь тень того, чем так прекрасна ты.

@темы: В рифму

12:37 

Эдвард Каннингэм

летописец " Hunting words I sit all night."
Летописец... хотел написать короткую штуку про Каннингэма, и получилось немного длиннее, чем планировалось. Я даже не знаю, что это - стихотворный пересказ истории, баллада или что?.. в общем, извините.

0
Над могилою чёрного мага ковыль и дурная трава,
У её изголовья поёт колыбельную ветер.
Только тусклые тени приходят и каждый январь
Оставляют на камне живой сладко пахнущий клевер.
Они помнят, хоть люди забыли, простые слова
Отворившие двери.
Сумейте поверить
В чародея, который уже не проснётся от долгого сна.

I
Чародея тропы не легче пуха, но тоньше тени
И струной пронзают землю и время,
Пусть материя знает мысли кипение
И ярость сердца:
Пусть наука, чары, нужное слово
Преломляют камень в нечто иное,
Изменяет пепел в нечто живое,
Пусть реальность знает, в сознании спящем
Парадоксы станут настоящим.
Чародей летит соколиной тенью в ладонях ветра,
Кто сказал, что магия бывает чёрной?
В небе слишком много воздуха для запретов,
Слишком многое создано для свободы.
читать дальше

Ох, да. Приквелл: первый и второй

@темы: Каннингэм, Герои, В рифму, Iron Book, Сказки

12:12 

Квест

летописец " Hunting words I sit all night."
Квест - путешествие персонажей к определенной цели через преодоление трудностей

По дорогам безвестным, по мгле и во льдах я искала, но всё же найти не сумела тебя; я зажгу тут маяк, говорила я, поведу корабль в немёртвый край, я найду тебя по другую сторону поднебесных врат. В золотых островах, полных грёз и песка, королевна, твой голос не слышу, и сильнее сто крат моего колдовства неумолчная песня метели. И скрывает твой след ветер, снег и пурга, на чужих берегах я не вижу лица мне знакомого и дорогого.
Но однажды белая полоса прочертила сияющий путь в ночи, и звезда упала в мою подставленную ладонь и колючим холодом обожгла. Все её лучи, ледяной огонь отражают мои глаза, и касается пламя моей души, но минует плоть. А была звезда - крошка льда на стальных шипах и небесный сплав, тот же прах земной, из которого состоят человеческие тела и сама земля. Но она летела сквозь полярную темноту, сквозь слепящий свет, мимо чёрных дыр, через пыль и пепел чужих планет, безвоздушную пустоту, ядовитый дым - и сияла пламенем недрожащим теперь на моих руках, я сжимаю пальцы и понимаю, что
Я не стану больше скитаться по просторам седым, мне не надо света чужой судьбы: я впишу в историю своей рукой за строкой строку, потому что бьётся звезда у меня в груди и огнём горит на моих губах.
Не грусти, королевна, я знаю, что больше не нужно тебя искать.

@темы: Царевна, В рифму

11:49 

Чуть-чуть про архетипы

летописец " Hunting words I sit all night."
Белый город, где башни тонки, приливы часты,
Ночи тёмны и скоротечны, а дни ненастны,
Витражей золотых сиянье, фонарей чуть дрожащий блеск
Сумасшествие и искупление, волн солёных неслышный плеск
По твоим ли вратам высоким, по туманам твоим неверным
Каждый третий бывает болен, каждый первый тобой захвачен.

Белый город, наважденье поэтов,
Белый город, исступление влюблённых –
Соколиный разлёт улиц прячет сотни чужих секретов,
Эти острые твои шпили между линиями небоскрёбов
До сих пор похищают сердце, до сих пор побеждают волю.
И твоё проклятое имя для захваченных в плен тобою
Отзывается медным звоном, неутихшей стеклянной болью.

Белый город, ты город-призрак
Ты блуждающее видение
Посреди лихорадки летней и тупой тоски предосенней.
Я узнаю тобой задетых по горению бессонных взглядов –
В них узор твоих улиц бледных, перекрёстки, переплетения,
Лабиринты, мосты и клубы, и сады перед листопадом.
Тех, кто однажды тобой отравлен, я узнаю мгновенно:
Это они неустанно идут вперёд, не отпуская нить Ариадны.

Белый город, оставшись в прошлом
Выжигаешь свой образ в случайных лицах,
Поднимаешься кораблями из глубин королевств подводных,
Поднимаешь стены и расправляешь крылья с пустой страницы.
То, что было тобой – не история, это эпос пустых времён:
Век покоя, улыбок тихих и признаний осторожных.
Для кого-то ты Критский остров
Для кого-то ты Авалон.

@темы: В рифму

10:46 

Недостих =)

летописец " Hunting words I sit all night."
А если вдруг смогла бы я твой профиль
Поймать на острие летучего пера
И очертить излёт крылатой брови,
Тогда б сумела я поведать, не тая
Историю моей недолюбови?

Ведь тем страстям, сметающим преграды
Задумчивая нежность не чета,
Но я прошу единственного права –
Почти любить, о любви молчать.

И не прося ни верности до гроба,
Ни взгляда, ни улыбки, ни кольца
Не посягнув на твой покой или свободу,
Но в памяти я образ твоего лица
Храню, как ни смешно, все эти годы.

Когда бы в слове я смогла поймать твой силуэт,
То кем была бы: скульптором, сумевшим
В упрямом камне движение ветра запечатлеть,
Иль камнем, ветра бег остановить посмевшим?

Благословенно будь, о мирное молчание!
Ведь если б ты мне не сковало губ,
То сорвалось бы необдуманно признание
И столько б принесло напрасных мук –
Смущения, неверия и раскаяния!

Но ты, о молчаливая любовь,
Себя откроешь только для моих стихов
Не оскорбив чужой покой ненужным знанием.

@темы: В рифму

11:28 

я знаю, что автору со временем надо разиваться и прогрессировать, но...

летописец " Hunting words I sit all night."
...всё равно пишу стихи простые, как деревяшка. Потому что мне нравится процесс)
***
Я в ладонях пустыни жаркой и под кудрями винограда
Вспоминаю коротких вёсен вечно-северную прохладу,
И изгиб прихотливый фьордов под солёным как море небом
Мне теперь не даёт покоя в медно-звонком медовом лете.

Там ночами в предгорьях дальних и в изломах утёсов острых
Пляшет вьюга, взвивает вихри и ломает вершины сосен.
И сквозь песню свирели нежной мне мерещится плач метели,
Укрывающей свежим снегом древних замков серые стены.

Но и после земель цветущих и диковинных путешествий
Я твоим ледяным просторам, гордый север, слагаю песни.
И кто знает, чья ныне воля управляет твоим законом,
Он, быть может, её достоин, и достоин своей короны.

Под расписанным сводом храма и под куполом золочёным
Я мечтаю о бледном небе сквозь облитые инеем кроны,
Пусть дорога туда закрыта, пусть не буду я там прощённым –
Но забыть о твоём величии не в моей, белый север, воле.

Мой корабль однажды встанет – слышишь? - рядом с твоим причалом.
И кто знает, тогда, быть может, мы сумеем начать с начала.

@темы: В рифму

01:39 

Ещё кое-что

летописец " Hunting words I sit all night."
Журавлиный крик, серое перо, стылая вода и степи простор: сколько хватит глаз, бледная трава чертит горизонт, а над ним горит тусклая звезда. Я наверняка знаю наперёд, истекает срок для моих дорог. Подошли к концу ледяные дни, шторм впереди распахнул крыла. Но шаги легки и рука тверда, провожу черту - замыкаю круг. И летит стрела, целя в пустоту, мне её полёт пусть предскажет путь.
Не бери ключей, что не про тебя, не иди войной в белостенный град - вот что надо знать на земле людей. Не ищи приют, раз сквозь семь дверей видно, что горят яркие костры, не иди в ладью, если у руля рыцарь без герба. Открывай ладонь: верные слова ведает душа, зоркие глаза не всегда спасут. За одним плечом - ледяная жуть; за другим плечом - рукоять меча. Повернуть сейчас проще, но нельзя всё оставить так. Мне достался шанс на весы судьбы уронить перо, преломить ещё не пришедший рок.
Вся моя эстель - белая стрела, серое перо; тот уже спасён, кто его поймал. Золотая нить, яблочная мгла, стёжка быстрых слов: где-то ждут и нас.

@темы: В рифму

08:23 

На будущее

летописец " Hunting words I sit all night."
...Но когда над нами светит звезда
Я забываю оглянуться назад,
Я не могу от неба и льда
Отвести взгляд.

Я вспоминаю, как падает снег на мои следы,
Я вспоминаю, как быть собой посреди зимы.
И мороз рассыпает по миру ледяные цветы,
А внутри у меня распускается пламя декабрьской чумы
Скалит зубы моё вдохновение
И рвётся с цепи.

И когда над нами замёрзнут звёзды
Я забуду все границы, что нас держали
Мне сейчас легко всё бросить
И любую дорогу пройти с начала.

Час за часом, когда всё живое теряет веру
А год опрокинут в пропасть бездонной ночью,
Мой дух мчится по миру крылатым зверем,
Огнём танцует по бездорожью.
Пусть мало солнца на чёрном небе,
Но хватит нам и иного света:
Спит в зимнем мраке зерно лета.

Но сейчас над нами пылают звёзды,
Тьма меж ними полнится вьюгой.
Мир замёрз до дрожи, но ты – не бойся,
Я держу твою руку в своей ладони.

@темы: В рифму

10:38 

летописец " Hunting words I sit all night."
И длится вечер, но будет ночь, и снова будет предзимний лёд
Греметь в траве, потерявший цвет, гореть в листве, не успевшей пасть,
И ветер вновь обретает голос, а все законы теряют власть,
Оставив пульсом стучать в висках: вверх и вперёд,
И не смотри назад.
И дух, не знавший иных преград, взлетает птицею в небеса.

И тот, кто бояться забыл, увидит иной предел:
Выше и дальше, чем представить посмел.
Кто встретит тебя на перекрёстке вросших в иней дорог?
Кто стоит на страже твоих ворот?
Что спит в твоём сердце, надеясь проснуться,
Сорваться в полёт из знакомого дома
И уже никогда не вернуться?
Тот, кто просил о свободе -
Всё небо ложится тебе под ноги,
А землю оставь живым.

Там под чёрной водой движутся луны, поднимаются города,
Столько историй сплетают нити в твоих руках,
Кто это увидел, больше не будет один.
Сон: звёздные бездны, ледяная небесная синь.
Он срывает человеческий облик, человеческий страх,
Ветер ударит в горло, освобождая слова
Полные огня.

И однажды придёт такой: с сердцем из ветра и стали,
Называющий тени и звёзды их древними именами,
И давным-давно позабывший, что такое покой.
Но он скажет тебе: пойдём со мной.
(и дикая осень будет гореть в его глазах).
Ты не откажешь.
Просто шагни навстречу - и не смотри назад.

@темы: Ноябрь, В рифму

09:47 

летописец " Hunting words I sit all night."
Ноябрьская колыбельная
Сталью вскипает вьюга, станет летучим слово,
Чья осторожная поступь лист на тропе тревожит?
Кто размыкает кольца, кто открывает двери,
Кто успокоит воду, кто заклинает ветер?
Слушай же, месяц между
Жизнью и декабрём,
По дороге бесснежной
Кто тебя призовёт?
Спи, спи, засыпай, жди своего чародея,
С пальцами изо льда, со взглядом зверя
С крыльями, полными неба.

Чьи хищные тени, голодные грёзы запутались в стеблях?
Мирные сны, спокойные ночи канули в небыль.
Кто здесь живёт, забывает себя, а кто умирает
Уходит туда, где теснится буря от края до края,
От гор до самого моря.
Спи,
Пока не время последнего боя,
Не жди искупления.
Чародея, заклявшего собственной кровью
Это время
Не видели в нашем столетии.

Летит ноябрьская ночь, и укрывает шторм крылом весь мир.
И рядом с ним, под его тенью каждый сам себе командир:
Один на один со своей тоской, с безнадёжным зовом.
Дикое время, где твоё сердце, в чём твоя воля?
Засыпай, не узнав покоя,
У бури в ладонях.
Ноябрь, шаг до падения –
Час спасения
Близок, но ещё не пришёл. Чародей путает тропы,
Чародей смеётся над роком, забывая прошлый свой опыт,
Но ноябрь идёт по его следам, по сырым сугробам.
Спи, ещё не исполнились сроки.

@темы: Каннингэм, В рифму, Ноябрь

13:51 

летописец " Hunting words I sit all night."
Пусть за нами рушится лето и исходит день на излом, пусть горят мосты и война допета, а те песни пеплом ушли в песок, и отныне мне не смыкать браслетов на твоих руках, а моя судьба сочинять куплеты, неуклюже путаясь в двух строках –
Ты, царевна, совсем из иной породы, у тебя в зрачках серебра и неба поделилось ровно напополам, по твоим следам не летит Охота хищных призраков ноября; ну а мне в стихах не найти ответа, и в чужих словах не найти тебя.
Из несломленных, коронованных, под твоей рукой тает белый лёд, на твоём виске солнце чертит золотом завиток, а твоя стрела, верно, заколдована и в мишень без промаха раз за разом бьёт. Кто-то верит, что в сердце твоём пламя; я-то знаю – водоворот:
Было небо твердью и был тот август, полный соли и янтаря; и твоей душе неизвестный ангел слишком много дал от его огня. Мы из этой смерти проснулись вместе, ну а дальше моря развели нас врозь.
И сейчас как есть, расскажу навылет, навзрыд, насквозь: все мои были и небыли сходятся в крест, в золотую ось, но допеть её мне не хватит сердца, не хватит слёз. И для всех не узнавших благую весть, и для всех, у кого рвалось, пылало – и сгорело в конце концов, я молю богов: всё, что нам осталось – это горсть золы и немного слов.

@темы: Царевна, В рифму

07:51 

север

летописец " Hunting words I sit all night."
Есть где-то этот прозрачный север, ведь где-то небо хрустально-серо, весна – мгновение яблочного цветения, и белый город благословенный поднимет башни над приливом. И это место мне снова снится, чужая жизнь, чужая вера вплетает в песни мои напевы, границы мира неощутимы, и в кровь – забвение, чужой любовью, столетним гневом, костром сгоревшим рвётся из тени и в бесконечность созвездий бывших.
Там осень – лезвие, что в сердце входит, зима печатью скрепляет губы, и гибель встанет у изголовья, раскрыв ладони. И если слово сорвётся стоном, дыханье в горле сожмёт от боли, за шаг от бездны придёт надежда: мечом из сказок, крестом железным. Легендой в душу врастёт тот дикий и сумасшедший век. Будет в зрачках – огонь и на пальцах – лёд и яблочный снег, в голосе древний яд. Чувствую соль и свет северных берегов.
Мне не нужно покоя, господи, только войти в этот город белый.
Там моё сердце, боже: всё, что болело. Всё, что горело.
Всё, что любило.

@темы: В рифму

11:28 

*вместо реферата по истории*

летописец " Hunting words I sit all night."
У него под ногами горит земля, наполняя следы золой,
Ключевая вода в ладонях его солью полна морской.
И его слова - это чистый яд, а в глазах пылает полночный ад,
На любую душу проклятьем ляжет этот горящий взгляд.

И не ранит его никакая сталь, не ударит пуля в его висок,
А тому, кто руку поднял на него, не поможет даже сам бог.
Из любого костра он сойдёт невредимым, на запястьях его
Ржавеет железо и рвётся каждый замок сам собой.

За его спиной притаилась смерть,
И дороги легли как надгробный крест,
И летит по ветру дурная весть:
Содрогнулась ныне земная твердь -
Он идёт.

Он идёт, и по правую руку мрак, и по левую - пустота.
Наступают чёрные времена. Кто посмеет его сдержать?
Уходи, закрывай окно и святой водой на порог плесни.
Отчего не бежишь? Слушай: нет живым места рядом с ним.

А на нём сошёлся клином - клинком! - солнца белый свет,
Князь из старых сказок летит: берегитесь бед,
Закружилось небо над головой вихрем снега и темноты.
Почему стоишь рядом с ним? Ведь его уже не спасти.

Новый рассвет кровавым заревом
По его следам растекается.
Гибель его к нему уже тянется -
Но за левым плечом место занято
Другой.

@темы: Герои, В рифму

Замок над озером

главная