• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: нечисть (список заголовков)
11:05 

Из очень старого - история про мастера грёз

летописец " Hunting words I sit all night."
Давным-давно, так далеко от наших земель, что и представить невозможно, с одним человеком произошла странная история. Кто ныне знает его прозвания или из какого он рода? Но важно не это, а то, что однажды он заключил странную сделку: что получит особый дар, которому нет равных, а взамен отдаст сердце.
Так и случилось. Он научился запечатывать сон и явь в узор листьев на странице, под его рукой мысль переплеталась с возможностью в кружеве разноцветных нитей. В витраж он мог заключить истинное вдохновение – в каждое яркое, сверкающее стёклышко – и всё, что виделось сквозь него, приобретало глубокую и трогающую душу красоту. А ступал так легко, что сумел вкрасться в сон и там бродить по меняющимся просторам, наблюдая крушение и создание миров.
Тогда-то его имя и кануло в безвестность. Никто уже не называл его, скажем, “Айвен, сын кузнеца Джона” (если предположить для примера, что Айвеном его звали раньше). Люди говорили иначе: “вот идёт сновидец”, а позже стали – “мастер грёз”.
А вышло, что сердце человеческое – настоящая пропасть! Сколько в нём всего – оглянешь, и не сочтёшь: каждая лёгкая паутинка сочувствия, любви и нежности, каждый мимолётный порыв вдохновения, каждое стремление и надежда. Проданное им тепло вытекало так медленно, так незаметно, что поначалу он и не видел разницы. Он словно ничего не потерял, но за спиной распахнулись крылья, а глаза обрели сказочную зоркость. Грядущее раскрылось перед ним картой вероятностей и исходов, а границы миров пали в прах. Он научился находить в цветах крошечных фей и разговаривать с ними на их чудном наречии о рождении звёзд и жизнях деревьев. А как прекрасно было танцевать на холмах с эльфами под нежные звуки свирели! Стало ясно, что люди придумали себе стены и не умеют видеть, а он – умел.
Сколько он не тратил, его силы и не думали подходить к концу, и он уверился, что обманул злого духа, ведь счастье и гнев, страсть и веселье текли и текли. Год проходил за годом, а его сердце оставалось таким же горячим и бездонным. И лишь много позже лёгкий холод начал тревожить его: порой он просыпался ночью оттого, что непонятная пустота скреблась в груди. Постепенно пустота росла и заполнялась туманом; и с годами в ней остались только бесконечные сны и языки, предсказания и умение спрятать в узелке ветер, и сотни других ценных талантов. Сновидец читал по чужим улыбкам встречи и расставания, любовь до гроба и скрытую ложь, но не мог вспомнить ни собственной первой влюблённости, ни разочарования, ни ярости. Будто внутри развернулся водоворот, сжирающий всё тёплое и живое из его души: словно он сам превратился из из живого человека в сон, по которым он бродил, или призрака, которых видел.
И тогда сновидец собрал свои нитки, бусины, зеркала, перья и лезвия, и отправился в путь. Он распустил ленточки на браслете – в нём он на всякий случай припрятал небольшую вьюгу – стремительно прошёл по самой кромке тени и света и нырнул в танцующую рябь листьев, оттуда перешагнул в птичье пение – попутно слегка подправив мотив – и шагнул в первый попавшийся сон, а оттуда в другой. Наконец сновидец нашёл духа, с которым много лет назад встретился, чтобы получить свой дар: ведь если можешь проникнуть всюду, а расстояния не помеха, отыскать можно что угодно!
- Я хочу обратно то, что отдал, - сказал сновидец, но дух лишь засмеялся:
- Что ж, - ответил он, - Сказки не лгут: каждого, заключившего договор со мной, можно спасти. Если тебя полюбит человек, всё утраченное вернётся, да и твой дар останется с тобой.
- Это, - нахмурился сновидец, - Совсем нетрудно.
- Верно, - ещё больше развеселился дух, - Но не так меня просто обмануть, как ты думаешь. Давным-давно великий чародей Октавиан заключил со мной ту же сделку и обрёл могущество, которое иным и не снилось. Однако же и он не сумел переломить условий договора. Скоро ты поймёшь, что однажды сожжённое сердце зорко провидит сны и миры, но слепо для любви. Дороги назад нет и не будет.
Поначалу сновидец не терял надежды, но ведь он уже давным-давно перестал быть собой, и даже если чья-то чуткая душа тянулась к нему, та привязанность виделась ему лишь сном по ту сторону стекла. Теперь он бродит по страницам книг, по балладам и оговоркам – Мастер Грёз, путешествует из одной сказки в другую, появляясь то там, то тут, иногда притворяясь человеком и примеряя имя и лицо. Но и сейчас, когда люди не верят в демонов и фей, не заговаривают амулетов и не заучивают заклинаний, они узнают с первого взгляда Тех, кто заключил сделку. Инстинктивно обходят, сторонясь Их, у которых нет сердца, потому Они – призраки иного мира, столь же чуждого, как земля эльфов и духов.
Ну, что же вы загрустили? Подарите мне улыбку, взгляд, прикосновение – крупинку тепла, которой не жалко. Я покажу вам дороги над неизвестностью, мосты над безднами историй, а вы…
…дадите мне крошку от жара вашего сердца? Такой потери и незаметно.

@темы: Герои, Нечисть, Сказки

08:22 

Наблюдая за людьми

летописец " Hunting words I sit all night."
Однажды шёл по тёмному-тёмному лесу бард меланхолической наружности и тонкой душевной организации. Вдруг навстречу ему выскочил огромный оборотень.
- Я тебя съем! - зарычал он, - Очень уж я голоден сегодня, а ты, бард, мне как раз на ужин и пригодишься.
- Разве вы не знаете, что нельзя охотиться на сказителей? - поинтересовался бард.
- Глупые суеверия! - фыркнул оборотень, - Средневековье!
- Суеверия? Да нет, - улыбнулся бард, - Всего-то техника безопасности.
И задушил оборотня серебряной струной.

@темы: Нечисть, О людях

19:30 

Эпилог проекта №666: Решение

летописец " Hunting words I sit all night."
Я расскажу вам, что мы все переживём эту зиму.
Да, воздух тугой и жёсткий, полон снега, и над головой бездна, и бездна под ногами. Перекатывается ветер в тучах, плачет лес. Страшно, темно. Бело, мертвенно. Химера замрёт за плечом, оскалиться из темноты зверь, будут хищные вьюги, будут дикие бури, долгие ночи и леденящий холод. Нечисть поднимется со дна мира, из глубин души и потянет к огню когтистые лапы.
Не отлита серебряная пуля, чтобы выстрелить в сердце такому созданию. Не выковано из чистой стали лезвие ножа, чтобы ударить насмерть. Не нанизаны в молитву священные слова, чтобы изгнать навеки их тени из тёмных углов. Беззащитен оставшийся наедине со зверем из середины зимы, попавшийся охотящемуся оборотню-призраку.
Что есть? Те истории, передающиеся из поколения в поколение, из уст в уста. Вьевшиеся в память инстинктами, вплавившиеся в кровь и кость, в разум. Но это боль, насилие и убийства. Истории зависти, похоти, мести и жестокости, рассказы о мире, тонущем в крови. Это зеркало темноты, чёрных и гремящих веков. Это ужас, принявший маску чудовища, ухмылку злой ведьмы. Это треск костра, безумие толпы, волчий вой и шипение раскалённого железа. Это мрак человеской души, невежество и дикость. Вот что веками хранили в сердцах и облекали в слова.
Но под всем этим, под отчанияем, болью, страхом есть нечто большее, нечто более значимое, чем грязь и кровь. Это то, что учит нас помнить, как – быть людьми. Встречаться со злом. Не отступать даже перед чудовищем, неважно, какое оно огромное и непобедимое. Идти за мечтой, хоть и семь лет в железных башмаках. Сказки учат нас самому главному – надежде. Жизни.
Сейчас настало тёмное время. Усталость навалилась, мёрзнут пальцы и холодно сердцу. Ночами не верится, что взойдёт солнце, как не верится, что зима пройдёт, стает снег и будет расти трава. Но чернильные вечера – это колодцы историй, тысячи сказок. Сказки жестоки. Сказки – настоящие, древние, живые, почти нечеловеческие – страшны. Но в их крови жизнь, а не смерть. Их корень – возрождение и надежда. Да, они – уроки добра. Да, они – наш щит против усталости и страха.
Что же делать? Как устоять, не упасть в зимнюю круговерть, не растерять себя по снежинкам? Вот старый и проверенный рецепт: плитка горького шоколада, горсть шиповника, золотой мёд в баночке и горячий чай в кружке. Истёртые строки на пожелтевшем от времени листе бумаги. Садитесь к огню; я расскажу вам сказку. Когда-нибудь она спасёт вам жизнь. В её словах, в её древних образах, впечатавшихся в сердце, спит тепло. Дремлет пепельная сталь, которой боится нечисть. Прячется заклятье, отгоняющее беду.
…Я расскажу вам, что мы переживём эту зиму и встретимся в весне – живые…

@темы: Нечисть, Проект #666, Сказки

08:37 

Проект #666: Пустота

летописец " Hunting words I sit all night."
Я расскажу вам историю вашей души, братья и сёстры мои, и пусть она останется для всех прочих шифром льда на стёклах, бликом дождя и витражом затейливой сказки. Для кого она истинна, для кого она – жизнь? Это вы, закрывая глаза, ищете в себе зверя; это вы ночами прислушиваетесь: вдруг сдвинется что-то внутри, отзовётся – струнным переливом, рычанием, стальным шелестом. Но пустота молчит.
Провалы неизвестно куда, тёмные пропасти заполняют вашу душу. Вы смотрите в бездну, потому что больше и смотреть-то некуда – и в один из дней эти проходы в никуда, чёрные дыры обернутся и взглянут на вас. Рванутся ошмётки прошлых призрачных чувств, вокруг горла захлестнётся петля, тонкая когтистая рука вцепится в сердце сквозь рёбра, пройдя сквозь плоть. Реальность взвоет оттого, что вакуумный мрак из вашей души прорвался наружу, искажая всё настоящее, всё живое. Но хуже всего – стоять в центре не бури, нет, не посреди стаи беснующихся призраков, не на прицеле – а вот так, когда от каждого движение протекает в мир пустота.
Ваша душа тонка: паутинка шёлка, мягкие ниточки и плёнка похрустывающего под ногами песка. И под ней не грохочет океанский вал, не ревёт адское пламя, но уж лучше бы там, думаете вы, вся преисподняя полыхала, потому так, как есть, только хуже. Там тихо, пусто и сумрачно; кое-где аккуратно и старательно возведены обветшалые знаки человечности – привязанности, симпатии, нежность и раздражение. Но самые важные понятия, самые фундаментальные знания куда-то делись. Тайна в том, что их никогда и не было. А на месте их – провалы, пропасти в никуда. Не видно дна, не видно края им; там нет монстров, оттуда не лезут жуткие существа да и вообще очень мало неприятностей причиняют эти дыры в пространстве. И вы носите пустоту в себе осторожно – вы, узнающие себя в моей истории, вообще не склонны к авантюрам. Вы и голоса не повысите зря, потому что сдвинь на мгновение это идеальное равновесие, и ниточки рвутся, отпуская бесконечное ничто в вашем сердце и разуме. Что-то прогибается, рвётся (в вашей душе? в мире?) и беззвучная невидимая волна пустоты вырывается наружу.
В вас, мои драгоценные, слишком мало – вас. Вы прозрачная бумажная маска над бездонными пропастями; как вы жадно живёте, дорвавшись до чувства, долетев до людского тепла. Вы строите мосты, возводите ограждения вокруг провалов в вечность, но что ей до ваших смешных порывов?.. Ваши стеклянные города, ваши навесные сады, ваши песчаные замки сметает случайная волна; ваши искусно вырезанные маски рвутся от единственного вздоха ветра. Ваша душа – иллюзия, которую кто-то вообразил, чтобы не пугаться прямого прохода в бесконечность, и что тут изменишь?
…и в следующий раз, когда вырвавшееся из русла время прокатится по нервам, помните об этом. Задыхаясь под его ударом, ослепнув от безмолвного взгляда пропастей – помните ваши маски. Где-то есть люди, не ведавшие ужаса пустоты. Их завораживает движение мрака и слабый шелестящий холод из-за края бездны, её простая и чуждая неизведанность трогает их. А вы знаете, что никакой красоты, ничего поэтического нет в сокрушающей боли, которая раскручивается от одного неосторожного движения.
Пусть устоят ваши мосты. Пусть вы – устоите на краю.

@темы: Нечисть, Проект #666, Сказки

08:40 

Проект #666: Узнавание

летописец " Hunting words I sit all night."
Бывают люди, которые ищут нечисть, те, кто собирает осколочно их жуткие истории, и те, кто охотится за ними. Бывают люди, которые так сроднились с ней, что вросли в её призрачный мир. А бывает нечисть, которая думает, что она – человек.
Потому эта история не о страхе, а о вере. Представьте себе, что по где-то на земле бродит по комнате, развевая шерстяную шаль, дикая тварь, считающая себя человеком. Может, когда-то она и в самом деле была одной из нас, чувствовала и размышляла как мы, а может, в одну из ноябрьских ночей прибилась к городу да и осталась. Как-то причудливо изломана, заморожена и обожжена её душа, и нечисти мнится, будто она такая, как все. Ей не хочется шататься под окнами, скрыватся в снегу и красть детей из колыбели; вместо этого она наденет джинсы и расчешёт пахнущую полынью гриву, улыбнётся уголками губ и – щёлк! – искренне забудет о том, что когда-то гнала в небесах гремящий ужас авалонских грёз.
Нечисть спит спокойно, свернувшись под ворохом разноцветных одеял, откинув хрупкую руку на подушки, и на тумбочке стынет недопитый чай. Ей не снятся кошмары: что это? – спрашивает она, изумлённо изломив тонкие брови. Под кроватью не селятся чудовища, только собирается мелкая пыль и обрывки ниток. В Самайн она сидит, поджав ноги, спиной к открытому окну, и Белая Свора, подкравшись поближе, так и не рявкнет у её плеча. Почуяв родную ледяную кровь, умчатся прочь духи ноябрьской бури.
Это существо, радостно примерившее привычную маску, не сумеет скрыться целиком. Есть вечный надлом где-то глубоко внутри, что-то очень неправильное в сердце, мутация, чуждость, чревоточина в золотом плоде. Некий осколок носит это создание в себе, где-то бурлит холодная слепая ярость, странное звериное любопытство выглядывает из-за грани. Но у него тёплые руки, удивительно располагающая улыбка и милые манеры. Поэтому на мгновение всплывший порыв отстранится, коснуться креста и сжать железо в пальцах отступает. Это только показалось – мираж, иллюзия, это веет сквозняк из открытой двери, это сумрак из-за внезапно упавшей тени.
Но помните ли, в этих сказках должна быть неизведанная жуть. Где она прячется? В моменте, когда засыпающая нечисть смутно оскалится, и призраки охлынут от её гнезда? Нет. Она в той минуте, когда вы обернётесь – и под фатой невесты, в улыбке друга, в опущенном взгляде знакомого увидите непоколебимую уверенность оборотня в том, что он – человек. И упаси вас боги от его человечности. Да, эта тварь больше не уведёт ребёнка в лес, не затащит в прорубь путника и не выпьет крови из вашего горла. И когда-нибудь вы пожалеете об этом.

@темы: Проект #666, Нечисть, Сказки

07:16 

Проект 666: Одиночество

летописец " Hunting words I sit all night."
Эта нечисть самая живучая. Кто не видел её изменчивого лица, кто не слышал шороха коготков? В чью душу не смотрел её ищущий, пронзительный, ледяной взгляд?
Она прячется в толпе, лавируя между спешащими прохожими, скрывается в тёмных уголках сцены, кроется в страницах книг и сворачивается за монитором. Сначала она кажется неправдоподобно мелкой, жалкой тварью: брезгливо погладить и отвернуться. И тут она обнажает клыки, в глазах зажигается холодное змеиное торжество. Под миражом слабости откроется адская тварь, охотник с вечностью, стынущей в чёрных зрачках.
Она успевает пробраться в мгновение между объятиями, минуту до долгожданного звонка, незанятый вечер. Проснёшься в пустой постели и сердце провалиться, зайдётся от ужаса. Это вечно голодная, жадная тварь, бездна пустоты: сколько не корми, она будет скулить, выть и шипеть. Тепло иллюзорно, тает, протекает сквозь пальцы. Зима наполняет тело изнутри, и веет морозом от пальцев, от губ, на виске серебро. Это глухое осознание собственной слабости, жгущее холодом, печать оставленного позади. Однажды вдруг остаёшься за краем: вмёрзшим в форму, улыбающимся вечности, и наблюдаешь за биением жизни. Одиночество ляжет волком у ног, положит косматую башку свою на колени. Теперь оно уже старый зверь c пожелтевшими клыками и седым загривком. Взглянешь в янтарные звериные глаза и вдруг услышишь вой ветра за окном. Не вздохнуть. В один момент снисходит понимание, что ты один. Нет, они не любят. Нет, им всё равно, знаешь, оглянись, оглянись, чудо моё: только белый снежный прах, только пустые слова да пустые души. Вот оно, костяное лицо безнадёжности: никогда ты не найдёшь тепла и приюта. Шатаясь по выметенным дорогам, теряешь себя, теряешь надежду. Не по тебе плачут, не тебя ждут, не о тебе мечтают.
Есть где-то тот, стоящий между тобой и бездной? Оглянись, посмотри ещё раз. Какая сила может противостоять аду, что идёт за тобой? Тот, кто защищает тебя, сломается рано или поздно. Тот, кто любит тебя, забудет и уйдёт. Останутся старые письма, иссохшиеся молитвы, сожжёные свечи и остывшие поцелуи. Пустота вокруг, пустота внутри. Поднимается из глубин и сжирает, воет и бьётся.
Есть способ заставить замолчать тварь, пьющую кровь: кормить её чужими сердцами, чужой страстью. Охотиться на людей и вцепляться в горло, насмерть. Но потом становится ясно, как иллюзорна отсрочка. Так ненадолго хватает чужого сердца, так коротка чужая жизнь… и вот есть уже коллекция человеческих душ, а теплее не стало. Нужно ещё, ещё больше любви, ещё больше нежности, ещё больше восхищения. Как на наркотик подсаживаешься на чувство, но его мало, всегда мало, и снова затапливает болью.
Падаешь в обледевшую пропасть. Снежинки впиваются в кожу. В глазах твари – золото и торжество; она взвивается в прыжке, и оскал кажется почти улыбкой.

@темы: Сказки, Проект #666, Нечисть

01:30 

Идём дальше: Зверь

летописец " Hunting words I sit all night."
Бывают времена, когда ночи долги, вечера темны, за окнами – бездны мрака, грохочущего снега и воющей пустоты. Когда дыхание обрывается, от усталости дрожат руки, и пляшут тени на стене: в них видно истории, давно прожитые, давно забытые.
Закрывая глаза, проваливаетесь во тьму собственного сознания. Там скалится тварь, захлёбывается беззвучным смехом. У твари пасть полна клыков, а сердце – тьмы. Тварь бесится, ходит кругами, изматывает вас своими комментариями под руку и шелестом крыльев: ударь насмерть! Укуси! Хватай! В горло! Вам знаком её скользящий шаг, отзвук рычания в голосе, её хищный взгляд, её тоска и голод. Тише, тише, успокаивающе говорите вы, и переворачиваете страницу. Разве впервые вы сражаетесь со своими призраками?
Случается хуже. Срыв: рыдания полночи, свалившись на колени в тёмной комнате, прижимая ладонь к трясущимся губам, заглушая крик. Дрожащей рукой ищете успокаивающее, пьёте горячий чай и ждёте, пока приступ этот пройдёт, пройдёт как все прошлые, оставив мертвенную прохладу после себя и опустошённость вымотанного рассудка. Но он не исчезает. Вы воете, впиваясь пальцами в пол, потом резким ударом наискось – когтями почти по рукам, плечам, боку. Боль не отрезвляет. Только на коже проявляются красные линии. Колышется серый туман.
Убирайся. Убирайся…шепчете хрипло.
Вы так сильны. У вас сотни идей, ваше сердце полно вдохновения, вы любите людей, вам нравится жить. Какая чудная маска, смеётся ваш ужас. И как холод разливается в груди, потому что он прав, и всё, чего вы хотите, это умереть здесь и сейчас. Слишком пусто. Слишком одиноко. В целом мире нет никого, кто любил бы вас – не вашу идеально воспитанную маску с отработанной улыбкой и мягкими манерами, а вашу неверную, злобную, неуравновешенную душу манипулятора.
Вы смотрите в бездну. У бездны ваша улыбка, ваш взгляд и ваш голодный оскал. Падаете.
И ваш зверь промурлычет, свернувшись у колен: ну что, солнце моё, вместе и навсегда, чтобы даже смерть не разлучила нас? Что, если вы согласитесь, задыхаясь от слёз, захлёбываясь болью под ребром, едва глотая горький воздух? Что, если с металлическим шелестом развернутся за спиной крылья, когти рванутся, вспарывая ледяной воздух?
Я слышу, что вы говорите. Я никогда… я ни за что…
Я согласен.
И всё меняется. Плавные и дикие движения, вы теперь танцуете по дрожащей струне, балансируя над пропастью. Короткий проблеск железа в глазах, улыбка-оскал и вы знакомым движением вцепляетесь в горло обернувшемуся на вас прохожему.
Вы боитесь нечисти? Взгляните в зеркало. Что за тварь показывает клыки?

@темы: Сказки, Проект #666, Нечисть

08:49 

летописец " Hunting words I sit all night."
Моё забытое виденье из зыби утреннего сна,
Скажи, какое откровение мне подарило вдруг тебя?
В каком клубящемся бреду твоя душа мою нашла,
И я себе же на беду из грёзы вызвала врага.

И чей же разум вдохновлённый обрисовал твои черты,
В тумане неодушевлённом ловя сияние красоты?
И где в лице прозрачно-бледном, изгибе горьком тонких губ
Запечатлён тот образ странный, который в сердце берегу?

Как тёмен взгляд! Полынью пахнет мглисто-смоляная прядь.
Улыбка острая застынет, дрожит струна. Не устоять.
Моё проклятье ледяное, некоронованная смерть,
Тобой, твоею ворожбою сердце оковано. Не улететь.

Хищная птица моя из полярного ада, призрак печали,
Что за печати горят, мраком наполнены серые дали.
Резок опущенный лик, силуэт как клинок пронзает день,
Не напишет поэт, но взгляд твой – как нож в мишень.

Расскажи, какая муза лик твой из бездны подняла,
Звеня браслетами железными, в мир человеческий пришла?
Недосказанное моё наваждение, не исчезай, не уходи –
У нас с тобою одно искупление. Нам по пути.

@темы: Нечисть, В рифму

07:32 

Ещё на шаг дальше: Химера

летописец " Hunting words I sit all night."
У вас сердце хорошего человека: великодушное, тёплое и яркое. Хочется на ладонях держать, как светильник. Бывают, конечно, дурные дни, когда меж бровей залегает складочка, и вы огрызаетесь на вопросы, но в сущности… в сущности вы успешны, счастливы и красивы. У вас всё складывается, и – может, и не само собой – но получается неплохо. Вы умеете трудиться и отдыхать на славу, смеяться шутке и плакать, когда больно, поддержать друга в беде, поднять меч в битве и выпить чашу на пиру. Радостно видеть такого человека на своей стороне!..
Нет, не свернулся, щеря клыки, зверь в вашей душе. Тьма не собирается в глубине ваших зрачков, не крадётся по вашему следу метель, не гложет одиночество. Жизнь не идеальна, но вы боец, а судьба к вам не жестока. Но однажды тень за спиной шевельнётся, дрогнет тогда, когда дрогнуть не должна, и станет видима прозрачная дымка. Жуть, которую вы носите в себе, не имеет имени: она незрима, неощутима, с костяной маской на лице из мглы.
Однажды будет плохой день: всё валится из рук, голова раскалывается, чашка кофе расплёскивается на клавиатуру, а обещанного звонка нет и нет. Вы глубоко вздохнёте, наберёте ледяной воды в ладони, умоетесь и взгляните в зеркало. И жуть без имени усмехнётся вашими губами. Я здесь, хозяин. Мы всегда будем вместе. Озноб проберёт до костей, и собственное лицо покажется незнакомым. Прорежется древняя нечеловеческая полудуша-полудемон во взгляде, отточенность во внезапно хищных жестах.
И с тех пор вы будете чувствовать её присутствие, её химерную улыбку на своём лице, её горький привкус в поцелуях. Рука поднимется сама, сами опустятся ресницы, странные отточенные слова будут пеплом на языке. Химера дорвётся до короны, встанет на гребне вашей жизни, озираясь – древний, мудрый, злобный и гибельно ненастоящий зверь среди людей, натянувший маску одного из них.
Химеры прячутся среди нас, скрываются под ликами каменных статуй, в янтарных каплях ожерелий, в глазах заблудившихся детей. Крадут реальность из жизни, высасывают её, как огонь сжирает кислород. Как зовут их? Вспомните, сколько раз вы отказывались от собственной реальности, отходили в сторону от собственной жизни, теряли впустую крохи души. Из страха, из лживого благочестия, из неуверенности. Из неверия в себя.
Однажды вы проснётесь с химерой в сердце, с её серым отточенным ликом под своим лицом, зеркальными когтями, невидимыми на ваших руках.

@темы: Сказки, Проект #666, Нечисть

10:35 

Дальше: опустошение

летописец " Hunting words I sit all night."
Тикают часы, догорает камин, пахнет мятой и шиповником из чашки, но смерть идёт за тобой. Не будет чёрной фигуры и последнего удара, не случиться обречённой битвы, но изойдёт по капле твоя человечность, истает жизнь.
Расправятся складки и морщинки на лице, горечь между бровей исчезнет. Капризный изгиб губ – то гордый, то насмешливый, то уязвимо-нежный – постепенно утратит свою выразительность. Полуулыбка маски ляжет на его крылья.
Как это будет? Сядь рядом, дай мне руку, и я прочитаю твою гибель по ладони. Я вижу, что лето закончится. Приходит осень…
Грохочут пустые стебли, текут облака серебряно-седой травы вровень с плечами, чертополох бледнеет у ног. Пергаментно-прозрачная смерть разворачивает сухие крылья с шелестом саранчи, наполняющей поля. И вдруг так же пусто, выметено и хрустально-серо становится в сердце. Рука ложится на грудь – проверить, что плоть твоя ещё не источилась в ветер. Но чувствуешь тепло тела, и оно фальшиво, иллюзорно.
Скорлупа, иссохшаяся кожура, в горсти ветхие осколки и тонкая седая пыль. Что-то выгорело без звука, без знака, и его не вспомнить. Каждый раз что-то умирает в тебе навсегда. Слышится шорох погибающей листвы в волосах, горечь чувствуется на губах, от запястья и ключиц тонкий пронизывающий запах пожухлой травы и ледяной смолы.
Нечто в тебе ещё будет трепетать, чувствовать, биться до последнего, но слишком многое потеряно. Ты уже разучишься быть человеком; эта живая часть вцепиться в малое, пытаясь отвоевать секунду от года, дюйм земли. Поэтому ты, едва шелестя краем одежд, заваришь чай ровно в пять, с отработанным уютом достанешь булочки и поддержишь беседу. Не бросишь переписку с другом – и твой знаменитый слог, твоё пылающее слово останутся нетленными. Только добавиться отстранённой элегантности, текучей и плавной меланхоличности. Впрочем, так даже красивее.
И в конце концов не останется ничего. Зеркало поймает призрака, холодные волосы перекинуты через тонкое плечо, бледное лицо кажется слепленным из увядших лепестков. И та умирающая искра, что когда-то была душой, зарыдает: всё кончено. Всё проиграно.
Случится, что ты не доживёшь до весны. Всего лишь одного дня, одной ночи, одного часа – и зима похоронит тебя под смёрзшимися листьями, с остывающим чаем на тумбочке и ярко-зелёным браслетом на белой руке. Тебе не хватит сил на несколько вздохов, на шаг, за которым бесконечный глубинный холод наливается сырым теплом. И ты останешься в могиле вечного мороза, жухлой травы и синего мрака над снежно-лиственными просторами. Тенью и отзвуком, полувоспоминанием и недолегендой, сном и слабым теплом в чужой улыбке.

@темы: Нечисть, Проект #666, Сказки

10:13 

Начало: без имён

летописец " Hunting words I sit all night."
Раз-два-три, я иду искать…
Жестяной стук сухого боярышника в окно. Скрежет крысиных когтей под полом. Скрип стола. Шуршание бумаг и шёпот ветра. Что это? Безымянный ужас, тихий, неизвестный – подступающих из темноты теней, когда лампа догорает, и изнутри захлёстывает волна неконтролируемой паники. Не до крика – кричать-то не получается, что-то сдавливает горло. Только скулить можно, как щенок, как потерявшийся ребёнок, зажмурив глаза под одеялом, чувствуя, как мёртвые пальцы из мрака гладят по голове, перебирают волосы.
Кусая запястье, давитесь вздохом – потому что глупо, так глупо, но страшно до беспомощности. Вытаскиваете телефон, набираете знакомый номер.
- Привет, ещё не спишь?
- Здравствуй, сердце моё, - в голосе улыбка, но вдруг вы слепнете от ужаса и боли: любовь ваша одна, такая безрассудная и гордая, не знает о хищной ночи, о сумраке, выедающем жизнь. Что бывает: ляжешь спать и не проснёшься, утонешь в грёзах и ненастоящих смертях. Но вы не можете поведать об опасности, нависшей над вами.
В высоте хохочет ливень. Ваш голос дрожит, дрожит, вы знаете, что это реально. Господи, пожалуйста, помоги, пожалуйста, защити нас, только сейчас, прошу… отбрасывает назад, на сотни ночей в прошлое, до того, как вы научились засыпать на чьём-то плече. Тогда были лишь вы: потерявшееся дитя наедине с бездной многоликих любопытных существ.
Вы взрослый человек, но страшно, страшно, потому что вы знаете, что прячет темнота. Вы слишком хорошо видите, что по ночам у надгробия встаёт потревоженный дух, что запечатанный в картинках мрак сползает наружу, что за приоткрытой дверью трепещет чья-то кривая тень. Тысячи прозрачных, быстрых и жадных взглядов, миллионы игольчатых костяных лапок. Насекомое стрекотание в изголовье.
Тоненько поёт флейта. На грани слуха шелест шагов, когтистые лапы призраков скользят по листьям.
…Раз-два-три, кто не спрятался – я не виноват…
В ночи хлопнули ставни. Тук-тук. Кто идёт? Крысы метнулись к норам, скрежет и шорох внезапно утихают. Узкое лезвие очерчивает чернильный провал между звёздами. Стены проваливаются сотнями коридоров, лабиринтами в никуда. Крик звенит в зеркалах, полных крови и сумрака. Ледяные ладони обнимают лицо, веет сырым тленом…
Вы просыпаетесь, задыхаясь в спутавшихся волосах, с бьющимся в горле сердцем. Пахнет свежим кофе, на телефоне – смс: доброе утро, любовь моя-). На щеках тепло от солнца. Это был сон. Пока – это был сон. Но вы знаете, что однажды мир опрокинется, и тварь, дремлющая под кроватью, на границе полуночи, рванётся к горлу. И кто устоит тогда?..

@темы: Проект #666, Нечисть, Сказки

08:46 

Смотритель (год черной лисы)

летописец " Hunting words I sit all night."
Высокий старик горбит плечи, сутулится под тяжёлым старым пальто, поднимает воротник. Из-под свалявшегося сукна выглядывает грубое, точно вытесанное из обрубка дерева, покрасневшее от ветра лицо. И лицо-то непримечательное и непривлекательное: поджатые губы, нос как топор, да прищуренные бледные глаза под нависшими бровями.
Старик ходит тяжело, с трудом переставляя ноги. Время от времени он бормочет себе под нос какие-то смутные обрывки давних разговоров; мысли его, мутные, медленные и тревожные переворачивались как прихваченная морозцем болотная тина.
- Котята они, котятушки, - это повторял он особенно часто. С неба сыпались крупные снежинки, а освещённая фонарями мостовая горела как стеклянная: толстый гладкий прозрачный лёд гудит от холода, и сквозь него проглядывают пыль и камни улиц.
Руки у старика тоже были красные и обветренные, в толстых перчатках. Из прорезанных дыр торчали узловатые пальцы. В правой руке он держал замызганный фонарь, о захватанное стекло которого билось тонкое невидимое пламя. В левой носил большую клетку со снегирём.
Палку с железным наконечником для разбивания льда он вешал за спину. Работал основательно, неторопливо и неутомимо: обстоятельно дробил гладкий сверкающий лёд на съездах и ступенях, да сгребал в кучи. Если б не он, на улицу и выйти было бы нельзя. Госпожа Беккер, попытавшись навестить Книжный Клуб, не дождалась и пошла по нерасколотому; только подвернула ногу.
- Котятушки мои, - бессвязно повторял старик, оставляя клетку и фонарь на занесённую снегом скамейку.
Хрустел отходящий под ударами железа лёд. Снегирь метался, не успокаиваясь. Быстро, тревожно поблёскивали чёрные птичьи глаза.
дальше

@настроение: Новогодние Сказки - дубль первый

@темы: Нечисть, origins of Teta, Iron Book, Сказки

09:38 

Ещё одна ноябрьская история

летописец " Hunting words I sit all night."
Кухня была маленькая, жарко натопленная, тесная и выглядела как крошечная и донельзя уютная ведьмовская норка. Со скошенного потолка свисали гирлянды лука, чабреца и лаванды, гривы розмариновых ветвей и головки чеснока. На выскобленных до бледно-жёлтой сердцевины досках стола восседала зеленоватая капуста, опираясь боком о старинный бинокль, а рядом на блюде в облаке пряного пара томился имбирный кекс. У мышиной норки не стояло ни одной мышеловки, зато ровным полукругом высторились три кусочка сыра, свечной огарок, кубик сахара и корочка сала. В бронзовом кофейнике лениво булькал густой чёрный как зимняя полночь кофе.
На высокой хромоногой табуретке сидела девушка, худая как щепка, с гривой блестящих тёмных волос до самого пояса. В густых завивающихся прядях лицо её казалось ешё меньше. Одета она была в вязаную кофту с подсолнухами и пёструю юбку. Она сидела чуть сгорбившись, опустив узкий подбородок на сплетённые пальцы, и пламя свечей танцевало в её глазах – золотые капли в синей воде.
За окном вилась, поднимаясь и опадая, ноябрьская вьюга, ещё не перешедшая в дикую бурю. За тонкой корочкой льда на стекле видны были жёлтые блики фонаря, бледные полосы снега и бездонное чёрно-серое небо.
- Натали! Натали Эргот!
узнать, чем продолжилась поучительная история

@темы: Ноябрь, Нечисть, Iron Book, Сказки

06:57 

Демоны

летописец " Hunting words I sit all night."
Жги свечи, связывай в пучки можжевельник и зверобой, не поднимай головы – на дворе беснуется ноябрь. Там, за дребезжащим под ударами шторма окном, белёсое пламя пляшет, вьётся над мокрой дорогой, незримое, неощутимое. Бледные серебряные струи дождя разбиваются о мостовую.
Ты держишь пальцы на стальном лезвии, месяц – фронтовая линия, только бы пережить. Но ты ещё не знаешь, что бурю вокруг удержать легко, немудрено отпугнуть злых духов. Это простая власть, но если голос твоей крови, твой дух проснётся и зазвучит как медь, заслышав в небе музыку дикой охоты – сможешь ли ты удержать его? Чем тебе поможет очерченный круг, железо и оберег?
Кто поможет тебе, когда над тонким слоем зернистого снега ты увидишь лиловые сполохи призрачного огня, когда сырая мгла, ползущая на зелёной зыбью замерзаюшей реки, будет пахнуть цветущей яблоней? Тонкие фигуры, острые лица, светлые прозрачные глаза – звёзды и светлячки – и ты перестанешь удивлятся, замечая их.
Да, ты не веришь, сердце моё, сестрёнка, но ночь на Самайн не спишь, свеча горит в твоём окне, и ты молчишь, когда они летят сквозь ночь, серые призраки на крылатых конях, мчатся во весь опор по штормовым тучам, и горе тому, кто встанет на их пути! Взгляды их как пожар, и холодны следы.
Но если это правда, дитя ноября, мой зеркальный близнец? Подойди-ка и взгляни на своё отражение, протяни пальцы к стеклянной границе, и с той стороны я потянусь к тебе, коснусь своей холодной рукой твоей, тёплой.
Да, мы похожи, дитя ноября, плоть от плоти древнего народа, семя нездешней бури. Я был с тобой, когда ты была слаба, и когда тосковала, и когда спотыкалась, и когда любила, и когда падала.
Позови меня, сестрёнка, не вслух, а так, как умеем мы. И я приду к тебе, вышагну из зеркала, из дождевых струй, из сумеречной тени, я улыбнусь и встану у тебя за спиной, и ты почувствуешь на левом плече мою руку. Ты больше никогда не будешь одна. Не останется на всей земле ничего, что может ранить тебя – ни сталь, ни серебро, ни огонь, ни слово, и ты пройдёшь сквозь осень; снег в твоих волосах будет сиять как венец.
Тогда ты наденешь стальные кольца – но уже не для защиты. Ты улыбнёшься, выходя наружу, и спрячешь ключ под дверью, и шагнёшь на дорогу. И потом ты обернёшься и дашь мне руку, тонкую, тёплую, в стальном браслете, и я согреюсь от вечного холода у твоего сердца.
Знаешь, счастье моё, так могло бы быть; тебе всё ещё снятся, грёзятся древние леса и пустые холмы, и чужие дороги, танцы и песни. Ты закрыла дверь, занавесила зеркала, спрятала меня от самой себя, но я рядом. Ты веришь в богов, моё сокровище, а я верю в тебя; и я жду.

@темы: Ноябрь, Нечисть, Герои, Сказки

06:23 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я вас достану вопросами, но всё же:
1) Кто-нибудь, возможно, в курсе, как бороться с призраком? конечно, посоветованный гуглом способ "освятить дом и поберечься" неплохо звучит, но есть что-то ещё?
2) С демонами можно что-то сделать, кроме изгнания, или их нельзя убить вообще?
запись создана: 14.05.2008 в 05:21

@темы: Нечисть

07:26 

летописец " Hunting words I sit all night."
Дорогие все,
У меня просьба. Нужны ссылки на книжки, сказки, легенды, поверья о нечисти - демонах, вампирах, оборотнях, призраках и т.д. Желательно не фэнтэзи, а документальные старые первоисточники.
Интересна как собственно информация о нечисти, так и способы борьбы.
АПД периодически тут будут всплывать вопросы по подобнвм существам и явлениям, не пугайтесь, летописец просто слегка сдвинулся на новой теме. Попозже сделаю специальный тэг.

@темы: Нечисть

Замок над озером

главная