Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: спутники (список заголовков)
10:41 

Спутники – Завершение.

летописец " Hunting words I sit all night."
Но вот звонят колокола, надвигается ночь, в клубящихся тучах зреет буря. Люди!.. под сводами городов, в тени вековых лесов, в осаде страха: помните, что вы не одни и никогда не останетесь без защиты. Я обращаюсь к вам, я облеку словами клубящуюся мглу ваших страхов – и обещаю, что нет одиночества, что не забыт ни один из однажды оглянувшихся, стоит ли кто за его плечом.
Что знает одиночество о людях? Безглазая темнота, жалкая старуха в лохмотьях тысячелетних шкур, твои трюки наскучили, черепа на твоём поясе истлели, твои зубы сгнили и обломались. Ты не в силах ранить, ты только и можешь, что кривляться и выкрикивать пустые угрозы, пугая детей, но смеша взрослых. Люди учатся, а ты – нет. Люди взрослеют, смеются, сражаются, побеждают и любят, а ты только ветшаешь с годами, как ветшает забытое святилище. И теперь ты, дряхлое подобие былого ужаса, скитаешься неприкаянная по новому миру.
Это пещерный мрак нашёптывает вам о крадущемся снаружи голоде, это перестук сухих костей и шипение взбешённой змеи. Это мелкие духи погасшего очага и заброшенного дома вспоминают своё мгновенное величие, обманываясь ржавыми коронами и рассыпавшимися в пыль подношениями. Это злобная от собственного бессилия древность пытается рассказать о бесконечной зиме, об умершем солнце и невидимой гибели в железном панцире. Она надеется, что люди забудут о самой главной истине: любая ночь заканчивается, всякий мороз отступает, а каждой нечисти, каждому злу найдётся достойный противник. Посмотрите в глаза запугивающей вас полуночи – где её сила, где её когти? Это лишь память о минувшем и придуманном, ложь и сон, мираж и иллюзия.
Никто не брошен в безвестии и пустоте, никто не оставлен в безжизненной пустыне. Нет сердца, не связанного надеждой, и руки, протянутой тщетно, потому что я вижу. Я вижу единство разума, что выше моментальной близости, и прикосновение мысли; я вижу пространство, созданное словом, и заключающее в себя дом для тех, кто давно умер и тех, кто ещё не родился. Я чувствую, как зажёгшийся огонь передаётся из столетия в столетие, из одной страны в другую, людьми, никогда не увидевшими лица друг друга, но меняющими реальность.
Скажите мне о мраке. Скажите мне об одиночестве. Скажите мне о смерти. Расскажите мне – и я рассмеюсь вам в лицо, потому что эти слова не прячут ничего, кроме золы и пыли давно прогоревших и остывших костров.
Одна свеча нужна, чтобы дать направление в полном мраке. Одна звезда, и небо перестаёт быть непроглядным, а сколько их сияет над горизонтом?
Я беру огонь из твоей руки и передаю дальше, и пламя не обжигает меня, потому что я – пламя, и мы горим от одной звезды.
Темноты нет. Есть – мы.
*Я хотела написать этот проект именно ради последнего текста, ради главной заключённой в нём мысли, которую я всё пытаюсь передать и не могу: моей уверенности, моего непреложного знания, что не стоит бояться одиночества или поражения. Это они боятся нас.

@темы: Сказки, Спутники

08:40 

Спутники: последний шаг

летописец " Hunting words I sit all night."
На самом деле, людей без ангелов мало, по пальцам сочтёшь, но и одного хватает на целое поколение. Каждый из них – чёрная дыра; ткань мира не приспособлена к ним, реальность не готова удержать их, и они рвут её в клочья, трансформируя жизнь в алхимические формулы и математические пропорции. Они не видят разницы между мыслью, словом и материей; им неведомо различие между душой и разумом, созданием живым и мёртвым. Их мир заключён внутри их самих, а окружающая действительность – лишь сумма непознаваемых законов, химических элементов и непредсказуемых реакций.
Всякий человек ищет своего ангела, и так устроено людское сердце, чтобы тянутся к собственному хранителю, чтобы подманить, приручить, кормить с руки и засыпать под чутким взглядом. Открою тайну: мы рождаемся не вполне людьми. Мы входим в жизнь существами, которым возможно и вероятно стать ими, да; и мы учимся этому быстро, но в самом начале – нет, мы только готовы к такой судьбе. Оттого так много ритуалов о посвящении ребёнка в человеческий мир, оттого так охраняют младенца и так устойчивы суеверия. И ангел, что стоит у колыбели, улыбается, удерживая распахнутыми ладонями море чужой темноты. Мы тянемся к своему хранителю неосознанно, чувствуем невидимый нам свет через него, а он тянется к нам, и эта связующая нить учит нас быть собой.
Человеку без ангела, без якоря между собою и его поддержкой, сложно видеть так, как видят люди. Никто не научил его границам между собственным намерением и чужим желанием, логике причины и следствия, законам боли и любви. В его разуме нумерологические уравнения так что рациональны, как правила геометрии, а поэзия равноценна пентаграмме и микросхеме. Неприкаянная душа редко остаётся скитаться без привязи; и не так беспомощны люди, как говорят порою наши сказки: дух, никогда не коснувшийся своего ангела, сердце, никогда не ведавшее защиты, становится зверем, нападать на которого решится не всякий из ночной свиты. Это воронка воющей темноты – не вполне нечисть, но и не совсем человек. Существо странной и одинокой породы, пропасть без дна
Но хуже всего не их рациональное безумие, и даже не бессмысленная неостановимая энергия. Самое страшное в них – вечный, исступлённый, слепой поиск. Они продолжают искать своего ангела, одержимые никогда не увиденным образом, отчаянно цепляются за то, ни разу почувствованное единство. Некоторые из них утонут в работе, до темноты засиживаясь у распахнутого окна, не засыпая: только б не пропустить! Кто-то совьёт гнездо – сначала уютный домик с цветущим садом, раз за разом оставляя дверь открытой, забывая на столе чашку с горячим чаем, складывая любимые стихи на удобную полочку у кресла – приходи, зайди, оглянись вокруг! Останься со мной, живи в моём доме, будь в моём сердце. А потом он подомнёт под себя больше и больше земли, пока не окажется на верхушке империи: посмотри, какой дом я построил для нас. А кое-кто будет заходить дальше и дальше, круша на своём пути всё и всех: пусть остановит, пусть встанет преграждающей тенью между мной и моей целью, только пусть придёт.
Раз за разом они подходят ближе и ближе к краю, кружатся на лезвии бездны, танцуют с безумными болотными огнями и поднимают медовые чаши на подземных пирах – приди же, останови меня, схвати за руку и уведи с собой. Но ангел не придёт, и когда в первый раз не спасут, не отдёрнут с края, а мглистая бездна распахнётся под ногами, они понимают: не взметнётся, преграждая путь леденящей мгле, отвергающая ладонь, не опустится рука на застывшее плечо.
Они никогда не перестанут искать, но очень скоро разучатся надеяться.
Может быть, они встретятся однажды, ведь ангел тоже искал их. Он поймает в ладони лицо, заглянет в чужие тёмные глаза, дунет на сжатые губы. Почему ты не видишь меня? Разве не слышишь мой голос и не чувствуешь тепло моей руки? Оглянись, ведь я здесь – я всё-таки здесь…
Но они разучились видеть ещё раньше, чем разучились надеяться.

@темы: Сказки, Спутники

11:31 

Ангелы-7

летописец " Hunting words I sit all night."
В подземных залах, в пустых гробницах, в чаще непролазного леса, в толщах торфяных болот под ледяным туманом и в глубинах тропических лесов похоронена судьба, которая выпадает редко, но разит безошибочно. Только откроет глаза новорождённое дитя, и хранящий его дух встрепенётся от дрёмы. Не будет он охранять ребёнка от ссадин и ушибов, хватит одного-единственного прикосновения – когда, склонившись над колыбелью, он дунет в зажмуренные глаза и начертит стремительный символ на лбу младенца.
Судьба, дикая, неудержимая, вечно голодная до странных земель и невиданных берегов, не отпустит ни на миг своего избранника: не поможет знатный род, не спасёт любовь скромной красавицы, не прельстят ни роскошь, ни почёт. Но по навесным мостам, по кромкам дымящихся от жара рек, по джунглям и прериям она придёт, чтобы позвать – и отказаться будет невозможно. Каждая рассказанная история, каждая прочитанная книга расскажет о мглистых бухтах, где со дна встают каменные копья и спят мёртвые суда, о сырых и жарких островах, о призраках кораблей и девушках с цыганскими глазами и пунцовыми губами.
Да!.. к чему им тепло и уют домашнего крова, когда они только и мечтают о древних сокровищах, о нехоженых тропах, о непокорённых перевалах? Вой ветра и рёв бушующего моря им милее песни свирели, и они засыпают не под нежную колыбельную, а под стоны сосен над головой. Их неотразимое обаяние, их лоск, их безукоризненные манеры обманывают многих, но если подойти поближе – и если они позволят – то вежливая улыбка на их губах станет почти прозрачной. Они полны до краев неудержимого, дикого веселья игрока, и в глубине души их больше всего смешат не правила игры, не мир вокруг, а именно вы. Именно люди и бесконечные условности их существования смешат их больше всего. К чему эти утомительные правила и бессмысленные ограничения, когда жизнь полна неразгаданных тайн и нехоженых троп?.. они никогда не поймут, что их сказочное сокровище – их великолепный, манящий открытиями мир – для других просто горсть стекляшек и фантиков.
Они не боятся никого, и нет такой бури, что заставит их отступить. Но покой пугает их: стоит им остановиться на мгновение, и сердце замирает в груди, ток крови гудит в висках нарастающей грозой. Та самая жажда, однажды выгнавшая их из дому, не даст отдыха – шаг за шагом по узенькой лестнице из тысячи ступеней, по петляющему серпантину, по каменистому берегу реки. Их не остановят ни голод, ни опасность, ни лишения; а любовь и дом не заставят свернуть с выбранного пути. Они охотники и следопыты, и почуяв свою цель, идут до конца.
Им подходят их хранители: ангелы ведьм и авантюристов, шаманов и бродяг, философов и гадалок. С ними дьявол не сядет за карточный стол, с ними побоятся спорить болотные духи, обойдут десятой дороги смешливые фэйри. Мелкая и злобная нечисть из-под корней дуба не посмеет тревожить их подопечного: ведь в ответ те могут так подшутить, что не досчитаешься собственного хвоста.
Они встретятся на сколькой от морской воды гальке, когда тонкие волны отлива будут лизать высыхающий берег. Дальше – бесконечность, скажет ангел, и они пройдут плечом к плечу по алой дорожке заходящего солнца на воде, невидимые, невесомые, в темнеющее небо, полное звёздных фигур.
Ведь каждый получает того ангела, которого заслуживает.

@темы: Сказки, Спутники

11:31 

Ангелы-6

летописец " Hunting words I sit all night."
Не прошло и года! ...в моё оправдание, года действительно не прошло. Если кто забыл, чем собственно начинался этот проект, то по тегу Спутники выложено в хронологическом порядке.
***
А это настоящий ангел-воитель, точно сошедший с края страницы: тёмное серебро крыльев, волчье золото глаз, цепкий взгляд и меч за плечом. Бесплотная тень щурит глаза на солнце, по-звериному встряхиваясь от слишком яркого света, ловит свежий ветер. Он похож на вырезанный из чёрной бумаги силуэт; изредка блеснут застёжки на широких браслетах и поймают случайный луч короткие ножи. В остром уголке губ вечно прячется улыбка, в жёстком надломе бровей – ожидание. Кого ты спасла, девочка, какой подвиг совершила, чтобы он хранил тебя в этой жизни?..
У девочки волосы стянуты в хвостик, джинсы, сумка колотится по коленке, на свитере бабочки и полоски. Беззвучно шевелятся бледные губы, досадливо кривятся, если рифма не слушается, улыбаются, сжимаются в узкую линию: строчки упрямятся, ритм ускользает… и кажется, что нет двух созданий настолько несхожих, как она и её ангел. Иллюзия держится ровно столько, сколько нужно её вдохновению, чтобы оформится строкой, и словно мозаика в калейдоскопе складывается в витражное полотно. Слова, слоги, буквы истаивают на губах, и точно электрические волны проходят вокруг. Раскручивается спираль разбуженного шторма – мощь, сметающая столетия, несущаяся над океанами, обнажающая историю, и древний храм, расписанный золотом и лазурью, вздыхает тяжело и тихо, внезапно вспомнив о своих ещё деревянных стенах и дощатой крыше, над которой куполом распахивалось юное, полное звёзд небо, о молитвах, что сейчас свиваются тайнописью на скрижалях, а раньше живой речью прорастали сквозь мысль и голос.
Каждому достаётся ангел по силам и вере. Тебя хранит Воитель лишь потому, что у тебя самой сердце воина, дух защитника, и твоё оружие не менее грозно, чем огонь и сталь. Среди армий небес немногие облачены в доспехи, и не всем достались мечи: есть битвы, которые ими не выиграть. Ты сражаешься в ином бою, и пока ты стоишь, нам нечего боятся.
И в моменты невидимой войны, в ночи бездонного отчаяния стылый воздух повеет сигаретным дымом, железом и полынью. Тень отделится от синего сумрака, подползёт поближе, упрётся тебе ладонями в колени. Ну что я могу сделать, беззвучно прошепчет невесомый голос, мы прорвёмся, слышишь? не плачь, ну посмотри на меня – я не дам тебя в обиду, вот и молодец, мы их сделаем…
Есть равновесие силы и слабости, мысли и чувства, нежности и непреклонности, и точка между ними способна перевернуть вселенную. Ваше единение – не понимание любовников, не кровное родство и даже не дружба соратников. Это целостность без границы между вами, когда протянутая к отражению рука не натыкается на холодную преграду стекла, а сжимается на чужом плече.
Я покажу, что есть на самом деле, говоришь ты.
И мир замирает, ошеломлённый и внезапно беспомощный, опустив бесполезное оружие, потому что у него руки полны прокалённого песка, солёной воды, горького гремучего ветра и летящего металла, а ты рисуешь цветущий сад, где ветви тяжелы от цветов и неба. Вот чем ты можешь быть, шепчешь ты миру, вот зачем я живу – только истинное важно, только изначальное и имеет значение. Все возведённые стены, все разведённые мосты, все захлопнувшиеся ворота никогда не победят единственной рощи моего сада; перед одной гроздью сумрачной сирени преломится любой клинок.
Зла нет, и уж тем более не стоит бояться его человеку с ангелом-воином.
И тогда твёрдые ладони ложатся на плечи.
- Молодец, девочка. Молодец.

@темы: Сказки, Спутники

11:39 

Спутники-5

летописец " Hunting words I sit all night."
Ангелы не всегда похожи на ангелов. При взгляде на этих кажется, будто хранить и оберегать надо именно их – от шумных и надоедливых людей, от мира, который отчего-то не прогибается под их непредсказуемый темперамент и дикие планы. Этих ангелов мало заботит, что вы ели на завтрак и надели ли свитер под куртку; по сути, им вообще неважно, чем живёт и дышит материальный мир и вообще вселенная.
Ваше единство лежит выше и дальше; в распахнутой стремительной мыслью и изучающей рукой реальности, в том общем условном пространстве, которое позволяет вам понимать друг друга не с полуслова – а полувздоха, движения ресниц, дрожи пальцев. Беспроигрышное узнавание, поселившееся в сердце ещё до первой встречи, обрисовало вам этот образ: высокий лепной лоб под круглыми завитками, фарфоровое лицо, изумлённые брови над быстрыми глазами. Мир, который ждал вашего шага, теперь разделен на двоих.
Этот ангел не заметит, как вы вернулись домой вечером, и только кивнёт в ответ на приветствие; он будет хмуриться над бледным экраном, сжимая губы в тонкую линию и прижимая пальцы к выпуклому упрямому лбу, горячему от тревожных мыслей и бессонной ночи. Далеко за полночь он придёт, шурша накинутым на плечи одеялом, и устроится под боком: в темноте дрожит напряжённое дыхание, белеет под русыми завитками шея. Он ворочается с боку на бок и, наконец, он сворачивается, обеими руками обхватив подушку, и засыпает – неровно и беспокойно. И только тогда вы засыпаете тоже, и вам не снится ничего.
Иным нужна поддержка; кому-то до дрожи в пальцах необходимо чужое восхищение; некоторым необходим горячий шёпот «я помогу» и крепкое объятие. Им – но не вам. Не вы плачете в подушку от невыносимого одиночества, не вы кусаете губы, собираясь с силами на последний рывок, не вы капаете валерьянку в стакан. Вы и безо всякой помощи станете сильным; вы уже рождены воином без страха и упрёка, вас не напугаешь войной и мором, вы отлично знаете пределы мира, да и за пределами для вас мало тайн. Зачем вашему ангелу волноваться о вашей безопасности, если вы великолепно справитесь за обоих?.. Вам нужен ангел не потому, что вы слабы; он нужен вам, потому то вы хороший человек, и такое сердце достойно спасения. Вы ещё не знаете, на что способны, и теперь, милостью провидения, не узнаете.
У каждого своя молитва, но вы никогда не произнесёте вслух собственную. Возможно, вы никогда не осознаете её, не скажете: останови мою руку до того, как она нанесёт последний удар, удержи меня за секунду до бездны. Но он справится всё равно; за мгновение до решающего удара перехватит, внезапно растеряв задумчивую отрешённость, занесённую руку, парой небрежных слов повернёт ревущий поток. А потом, словно очнувшись, развернётся вновь к своим чертежам и книжкам, приборам и картам, и будет опять отвечать невпопад, грызть яблоки вместо обеда и приходить в кровать за полночь, чтобы свернутся под боком.
Каждому достаётся тот ангел, который подходит больше всего, именно тот, который спасёт твою душу. Который и будет – твоя душа.

@темы: Сказки, Спутники

22:04 

Спутники-4

летописец " Hunting words I sit all night."
Есть люди, в которых осталось очень мало человеческого. Выгорело, выкипело всё на огне их безумного любопытства, дикого нрава и неутолимого голода. Они проходят сквозь мир как пуля или раскалённый нож, оставляя оплавленные осколки и дымящиеся лохмотья, они взрезают воздух, и ткань реальности распадается на бескровные плоскости следствий и вероятностей. Если их будущее может быть любым – кипящая каменной крошкой лавина, ревущий лесной пожар, ненасытный водоворот – то прошлое практически безлично. Это всегда мёртвая, выжженная добела пустыня под безвоздушным куполом.
Сколько ни приглядывайся в сумерках, сколько ни смотри уголком глаза, за их плечом не увидеть крылатой тени. Никто не стережёт их сон, ни один ангел не следит за их грёзами. Их ангелы – иной породы и иного предназначения. Они не стоят за спиной своего подопечного, они не хранят в своих ладонях нить его жизни, бережно отслеживая узелки и переплетения. Они не шепчут подбадривающих слов и добрых напутствий, не греют замёрзшие руки и не успокаивают в бессонные ночи от слёз. Они прекрасные воины, стратеги и нередко манипуляторы. В руках они держат меч, у них ледяные глаза и молниеносная чёткость движений. Мало кто узнает в таком существе ангела: никакой невинности небесного создания нет в их жёстких лицах, никакого милосердия в стальных интонациях.
Кому-то ангел нужен, чтобы сберечь от удара. Но к этому человеку никто не подойдёт на расстояние удара, ничья рука не дотянется до полы плаща, не сдёрнет с пьедестала. Его не надо защищать – он и сам себя защитить сможет. Его не надо даже любить – привязанность для него будет помехой, в его летучем безумном танце чувства только собьют ритм, спутают позиции идеально продуманных планов. Он не признание в любви хочет услышать, а – «я буду против тебя. на равных».
И это танец на краю бездны. Это поединок человека и тени.
В конце концов, каждый получает того ангела, которого заслуживает. Эти заслуживают однажды, наконец-то, измучавшись от бессмысленности и слабости прогибающегося под них мира, встретить того единственного, который в ответ на удар усмехнётся, изогнув бровь: и это всё? Я умею лучше, смотри!..
И может быть, кто знает? – в одном из таких танцев, где сталь выбьёт полукруг искр из камня, где расчерченная квадратами земля будет взрываться огнём и песчаной крошкой, человек однажды сумеет взглянуть на людей иначе. Сумеет увидеть мир не как поле битвы, а себя не только идеальным оружием. Возможно, встретив равного противника и научившись сражаться, он научится и дружить. Поняв, как восхищаться врагом, он научится любить и тех, кто просто оказался рядом – если повезёт, не слишком поздно.

@темы: Сказки, Спутники

08:33 

Спутники-3

летописец " Hunting words I sit all night."
Он никогда не запутывается и не отчаивается. Он не боится темноты, крыс и пыльных чердаков; он умеет варить первоклассный горячий шоколад и успокаивать плачущих детей парой слов; он знает, что делать в любой беде и при всяком горе – иногда ещё до того, как оно случилось.
Но сейчас и здесь слёзы накатывают неотвратимо, пережимают горло беспомощным горячим комком: усталость, безнадёжность, выцветшие окошки с тихонько плачущим дождём… иногда в спешке рабочего утра глянешь краем глаза на остановившийся поезд: вдруг из толпы выступит высокая фигура в клетчатом плаще и с бирюзовым зонтиком под мышкой? Нет – он, должно быть, утешает другого заблудившегося ребёнка и побеждает чудовищ в далёких странах; нельзя отвлекать его по пустякам.
И только иногда, очень редко, когда совсем невмоготу, прибегаешь к последнему средству. Ну давай, шепчешь про себя, сколько раз ты приходил – спрыгивая с готового уйти поезда, сшагивая с мостика на твёрдую землю, просто появляясь из ниоткуда и оставаясь – для других испуганных детей? Кто бы ни угрожал им, что бы не творилось, ты всегда успевал вовремя. Какой бы сложной ни была задача, какими бы проницательными и могущественными ни оказывались враги, ты всегда был умнее, ты всегда поступал правильно и выигрывал. Помоги мне.
И называешь имя.
Это очень-очень старая магия. Нет, не та, в которой кровавые печати и ацтекские мифы, и не та, где в мглистых лесах и затхлых болотах охотятся духи из сказок и ловкие гоблины куют проклятое золото. Это та самая непреложная истина, по которой если по дороге домой не наступить на трещинку, то мама не рассердиться за разбитую вазу. Если загадать желание на падающую звезду, то оно сбудется. Если позвать его, когда он правда нужен, он всегда придёт на помощь. Он приходил в книгах – вы-то знаете, вы ведь эти книги сами писали.
Помоги мне, и не успеет шёпот остыть на ваших губах, он уже стоит за спиной, слегка улыбаясь. Оборачиваться нельзя, это против правил, но можно беззвучно спросить: и что же ты так долго? Я думал, ты отлично справляешься, отвечает он, не понимаю, зачем было меня звать. Но всё-таки делает шаг – оказываясь так близко, что дыхание его колышет волосы на затылке – ещё шаг, и прикосновение чужого рукава скользит по локтю, и хотя ближе некуда, и он ступает вперёд, и…
И вы больше не боитесь никого и ничего. Вы видите двадцать способов всё исправить и ещё десять – просто про запас. Впрочем, разобраться в этом не займёт и нескольких минут, а пока можно приготовить горячий шоколад для остальных. Пусть успокоятся тоже. Вы улыбаетесь непроницаемо и успокаивающе, переплетаете пальцы, и если опасность встанет на пути, вы просто посмотрите ей в глаза: она отступит. Вы всегда побеждаете, потому что вы сражаетесь за тех, кто стоит позади; вы защищаете тех, кто нуждается в защите, и вы – всегда – приходите – вовремя.
Каждый получает того ангела, в котором нуждается. Где-то на небесах решили, что вам, именно вам позволят своего ангела – написать.
Творите, мастер!.. не бойтесь: дети умеют хранить секреты, что бы о них не думали взрослые. Мы никому не расскажем, что иногда, в самые страшные и самые тяжёлые моменты у вашей тени вырастают крылья. Они распахиваются так широко, что видно каждое перо, и невыносимая темнота, и безнадёжная усталость расступаются.

@темы: Сказки, Спутники

10:02 

Спутники – Два

летописец " Hunting words I sit all night."
Помотавшись по миру, побродив по всяким краям, однажды придёшь в город, о котором скажешь: тут я встречу свою судьбу.
Он тёмный и сводчатый, кружево арок и калейдоскопы витражей, каменные ангелы глядят сурово и скорбно, и сырой ветер доносит из древнего леса голоса деревьев. За мостами и башнями пропасть серого неба, полного сухих листьев и птичьих стай, за стенами и воротами шумит тысячелетний лес, лабиринт злых духов и странных мест.
Город замкнут в ладонях этих стен, охраняющих его от бурлящей снаружи дикой хищной жизни, обогрет огоньками окон и пламенем очагов, расчерчен мощёными перекрёстками. Но его дух не сломлен: крылатый, с посохом колдуна и глазами химеры, чародей, рассказывающий сказки тёмных веков. Где-то там течёт река, катятся волны, стелются травы, шепчут сосны в горах, в лесу чёрном как ночь поёт соловей, а здесь в шпилях воет западный ветер.
Кто одинок, приди сюда и ходи по мостам и храмам, вернись туда, где купола церквей сияют драконьим золотом, где лица великих волшебников изображены на иконах, как лики святых, где жуткие предания старого мира стали сказками для детей. Вернись, вдохни сырой воздух и запах седой листвы. Найди себя там, где быль и небыль давным-давно срослись воедино и позабыли разницу между кровью человеческой и жизнью нечисти.
Твой ангел будет ждать тебя под аркой в конце извилистой улочки. У него в руке будет огонь, а в глазах ночь, самая долгая ночь полнится снегом и тайной. Он пойдёт за тобою след в след, вьюга рванётся за ним и ляжет у ног. Вы улыбнётесь друг другу зеркально острыми полуулыбками, и он протянет тебе раскрытую ладонь – ту, в которой живое пламя.
И кто скажет, что всё прошло, солжёт. Так всё начиналось; дрогнули замки на запертых дверях, вздохнули невидимо забытые дороги, и странная тоска вдруг потянет вдаль, и вдруг сквозь павшие в прах границы мир покажется огромным. Ангел встанет за левым плечом, и больше не будет страха. Зачем же ещё нужны мрачные улочки под узорчатым переплетеньем арок, пронзительно-серые осенние дни, если не ради этих встреч? Где ещё они могли случится?
В том городе на краю леса ты найдёшь ангела по вере своей.

@темы: Сказки, Нечисть, Спутники

08:37 

Спутники – Раз

летописец " Hunting words I sit all night."
Есть особый день, когда солнце взойдёт над падающим горизонтом не так, как всегда, и его лучи лягут под иным углом; тогда земля дрогнет и повернётся, и настанет священный час, когда любая тварь из нелюдского мира склонится, чтобы почтить границы.
Представьте себе: бескрайняя, выжженная, горько-бурая степь расстилается куда ни глянь. Там, на рубежах, ничего нет, кроме рыжей травы, потрескавшейся почвы и багровой жары. Сквозь дымно-синее небо катится огромное солнце. Однако дальше, за лигами пустошей, дремлют вековые белые башни, иссечённые бурями и песком. Ступени их выщерблены и сточены, окна искрошены и внутри пахнет полынью и металлом. Для тех, кто живёт там, весь мир заключён в ладони белого камня посреди тёмно-жёлтой степи.
Жара клубится на горизонтах, собирается клубами и подкатывает выше и выше, пока солнце не затягивает в пучину темноты. Низкий и острый ветер вскипает на траве, и воздух становится вязким и пахнет пожаром. Взойдёт отравленное, горящее, гибельное время и нависнет над миром. Ночью страшные чёрные дожди грянут из туч, взвоет шторм, а днём затихнет и застекленеет воздух. Люди попрячутся по домах, жалуясь то на бессонницу, то на дурные сны, то на головную боль. Нечисть уйдёт в норы, заляжет в оврагах и свернётся в гнёздах, забыв об охоте.
Тогда на башнях зажигаются огни: один за другим, целая цепь светлячков протягивается под нависшим мраком. Башни сбрасывают сон, окна светятся и открываются двери. Тени в бледных плащах полетят по земле: неслышен стук копыт их коней, беззвучны шаги. Но там, где они пройдут, мрак расступится, пустынные смерчи, невесть как заблудившиеся в городских улицах, опадут, и повеет морской свежестью. Кошмары и обессиливающие грёзы убегут, когда увидит их силуэты в сумраке. Утром люди проснутся, и, хотя внешне ничего не изменится, им станет проще улыбаться, легче дышать. Священная ночь дыма и призраков переломится ясным рассветом, и невидимые воины уйдут в свои древние пустоши.
Из-за края земли выглянула просыпающаяся темнота. Выглянула – и снова улеглась в колодцы, в гробницы, в пещеры. Не в этот раз ей царствовать. Сейчас – сегодня – мир не рухнет в безысходность, не провалится в огонь и прах. Сегодня всё закончится хорошо.
Восходит солнце над белыми башнями на рубежах, полных травы и песка.
Стражи возвращаются домой.

@темы: Сказки, Герои, Спутники

Замок над озером

главная