• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказки (список заголовков)
09:07 

летописец " Hunting words I sit all night."
Ох, ну и ветер поднялся… а утром было так солнечно! Кажется, что дом стоит на берегу моря, и волны бьются о камень. Пью чай и представляю, что я в Нирниле, в пограничной крепости - какой угодно, например Нельда-Нете или Лекк-Тьег - и слушаю рокот ноябрьской ночи за ставнями... и не осенние листья по дорожкам - а колючая снежная пыль взвивается вихрем на каменных равнинах... и вьюга поёт-плачет, воет в узких ущельях, рвёт сухую жёсткую траву с заледеневшей земли... Бесконечные серые и чёрные пустоши раскинулись за стенами.
Сижу у камина, накинув плед на колени, смотрю на пламя сквозь ресницы. Ворох слепяще-жгучих искр рванётся вверх...
"Недобрая ночь настала... туча идёт с востока," говорят мне. "Звёзды Предвестника зажглись алыми".
Я улыбнусь: "Осень всегда холодна в Нирниле, а что нам холод? Иной беды не стоит ждать".
Я ошибусь... но что с того? Я всё ещё люблю осень.

@темы: Сказки, Гвэлэсс Иниссэ

09:08 

летописец " Hunting words I sit all night."
"Примите, небеса, мою исповедь, слушайте признание моё, ибо я напишу его кровью и сталью на осенних листьях, и северный ветер разнесёт их по земле, и ночь будет читать их, и плакать над ними замёрзшими слезами.

Да простятся мне грехи мои, ибо просит за меня осень.

Да пройдёт боль моя, ибо на защиту мою встанет смерть.

Стой со мною, одиночество, путайся в волосах инеем и снегом, туманными крыльями рванись вверх, унося мою душу в беззвездную зимнюю ночь, из обледеневшего леса вой на луну волчьими голосами.

Танцуй со мною, любовь, в серебряных искрах дождя и туманных залах, говори со мною голосом тишины под звёздным небом, шиповником и златоцветом прорасти сквозь развалины крепостей, обвейся вкруг изломанных копий. Над чёрными озёрами помни меня.

Смейся со мною, страсть, переплетайся медью и пламенем в судьбах людских, смешивай в их глазах отчаяние и гнев, плавь серебро в огне их сердец, в шёлке и сиянии факелов – побеждай!

Плачь со мною, горе, тонкой вязью букв ложись на пергамент, струнами отзывайся на движение пальцев, отзвени на губах рябиной и мятой, чёрными траурными лентами вплетайся в косы, снежинками вейся над сухой травой.

Иди со мною, надежда, битым льдом рассыпайся по дорогам, золотистым отсветом окрашивай лица, повторяйся в голосах людей и в шелесте листьев, расцветай клевером на полях, пробивайся ледяными ручьями сквозь камень.

Дети людей, бойтесь истории, ибо она возвращается, дети богов, бойтесь судьбы, ибо она справедлива. Темны озёра и холодны вересковые пустоши Мёртвых долин.

Я сказала моё слово."

@темы: Сказки, Ноябрь

07:48 

забыла совсем...

летописец " Hunting words I sit all night."
...поздравить всех с первым днём зимы. Я люблю это время года, каким бы оно ни было - ветреное, снежное, сырое, тёплое, морозное и свежее; или даже слякотное и холодное. У нас был сегодня была погода, более подходящая для середины октября - солнце, ясное небо, прозрачный закат и груды золотых потускневших от дождя листьев в облетевшем парке. Это красиво, но я всё равно думала (не мечтала, нет, просто почти-что-вспоминала) колючие нирнилские метели и глубокую заснеженную тишину Малькеллы.
В это время года, на мой взгляд, лучше всего удаются праздники... разноцветные фонарики, звёзды, горячий чай, прогулки под снегом и звёздами, да что угодно. Наверное, следовало бы упомянуть Новый Год, но я почему-то вспоминаю "Хроники Нарнии" - как Джил, принц Рилиан, квакль и Юстас вышли из подземного хода прямо в зимний праздник. Вот такой, как описывал Льюис, мне и кажется самым весёлым, ярким, простым и светлым. Для таких праздников (и ещё - для обычных посиделок у камина с чашкой горячего чая) и подходит зима.
Так что - с Декабрём.
ну конечно, в замке есть камин... и чай, само собой:-) хоть и виртуальный.

@темы: Сказки, Счастье

08:23 

летописец " Hunting words I sit all night."
Странно, но почему-то, когда пишешь книгу очень долго, в конце концов придуманный мир обретает ясность и глубину, так что можно просто взять и войти в него - всего-навсего для этого надо подняться из кресла, накинуть плащ и шагнуть туда, как в раму картины. И гулять по бесконечным древним дорогам, вдоль городов и гор, лесов и степей, узнавать крепости, вспоминать, что вот это вы выдумали почти случайно, а название этого поля вам пришло во сне, а вот эта таверна - смешно сказать - почти что списана с реальности, и если вы зайдёте туда, то встретите вами же созданного персонажа (хотя он, конечно, этого не знает, а вы не скажете). Потом, само собой, вы вспомните, что ещё не время уходить вот так, внезапно и второпях, и что столько недоделано – на рабочем столе горы лекций и набросков, черновиков сказок, чертежей, недочитанных книг и неотвеченных писем. И поэтому вы вежливо прощаетесь, обещая вернуться, надеваете свой серый клетчатый плащ и шарф и возвращаетесь домой. Там вы завариваете чай, ставите кружку среди бумаг на столе и открываете Книгу. И хотя этого не может быть (а этот аргумент вас не смущает – ведь скептики могут думать как им угодно, а вы-то знаете, что нет на свете невозможного) вещи, которые вы пишете, кажутся вам настолько близкими, будто это ваше воспоминание. Например… ну например то самое, помните, где вы пили чай в крепости Лесдаквэ?
Жар очага. Высокие свечи в бронзовых подсвечниках. Аромат сухих трав и пряностей.
…Мята, душистый перец, чабрец, тмин, рябина, шиповник, розмарин…
На столе, старом, рассохшемся, широком, стоит огромный закопчёный чайник; в чашках чай пахнет мёдом и ежевикой. У меня на коленях – книга, та самая поэма, помнишь, героическая легенда о рыцаре, отправившемся в Поиск. Его история была совсем не похожа на нашу. Я листаю тяжёлые пожелтевшие страницы, угадывая фразы в сложной готической вязи букв, знакомые сцены в потускневших иллюстрациях.
За окнами шелестит дождь, перемешанный со снегом. Я смыкаю ладони на обжигающей чаше, закрываю глаза…
«Вернёмся?» спрашиваю я. Не то, чтобы я сомневалась в ответе, но… кто знает? И ты, конечно, говоришь «Не сейчас».

Вы знаете, этого не может быть - несомненно. Но это было в вашей книге, а значит, теперь есть и вашей жизни.

@настроение: немного не в себе

@темы: Сказки, Семимирье

09:50 

Забавные истории))

летописец " Hunting words I sit all night."
Как-то раз господин Д. решил выпить чаю с коржиками; пошёл он в кладовку, а чайника-то и нет: тарелки побиты, вилки погнут, скамьи перевёрнуты – непотребство какое-то! Догадался Д. посмотреть под стол, а там некий О. сидит с видом злодейским, в зубищах чайник держит, да ещё и ухмыляется нахально. Господин Д. из себя вышел: «Ты,» говорит, «О., собака такая, дыра на нравственности мира! Чтоб ты», ругается, «На Мосту провалился!»
А О., препротивнейший человечище, сидит себе, чайник грызёт, и заявляет наглым образом, «Я, мол, что хочу, Д., то и делаю! Захочу вот, так и тебя слопаю, только уж слишком худой ты, невкусный окажешься!» И засмеялся, гад, прескверно, на Д. насмешливо поглядывая. Тут уж господин Д. не выдержал, ухватил за ухо вора, да как пнёт из кладовки, и прямо на Мост!
Вот как бывает-то, а вы всё: чай, коржики…
ПС здесь будет иллюстрация, но чуть позже)

@темы: Сказки, Смешно, Господин Д

10:18 

Шушь Фюльх.

летописец " Hunting words I sit all night."
Гвэлэсс Иниссэ, Нирнил.
Уже вечер, за окном поднялась метель – из тех, которые так часто бывают в таких местах, с сухим снегом и резким пронизывающим холодом. Слышно, как ветер бьётся в зарослях рябины и боярышника; но от этого только теплее внутри, в крепости.
Все собрались здесь, и в этом есть что-то очень уютное, словно традиция проводить вечера вместе – хотя и занимается каждый своим делом – каким-то образом делает нас ближе. И в комнате тихо, но тишина наполнена мелкими, прозрачными звуками – вьюжным шелестом за стенами, потрескиванием дров в очаге, шорохом страниц рукописи, которую читает Ферджес, едва различимым звоном струн под рукой Мелвейха, рассеянно глядящего в огонь, скрипом пера Энетты по толстой бумаге. И ещё десятки звуков, которых почти нет – это призраки, нет, не те, жуткие, вересково-серые, которые встают в наших грёзах и не дают нам спать по ночам. Нет, это те добрые, добрые, старые, знакомые духи, шёпот древних стен, тонкий острый рябиново-хвойный запах, дуновение тёплого ветра по щекам.
Шушь Фюльх, важный и довольный жизнью, сидит на выступе стены у очага, и его золотые глаза таинственно мерцают. Он – самый важный житель Гвэлэсс Иниссэ, и это абсолютно ясно. Ведь только у него есть дивный пышный хвост, такие красивые пушистые уши, мягкие лапки и серая шёрстка. Ещё у него острые как иглы когти и белые клыки, поэтому пусть бережётся тот, кто попробует угрожать ему, его хозяевам и его дому.
Но сейчас всё хорошо, всё хорошо, жизнь прекрасна, и огонь улыбается ему из очага. Он улыбается и подмигивает алыми искрами: посмотри, какое счастье, говорит он, давай споём вместе, давай будем радоваться вместе! И Шушь Фюльх мурлычет вместе с огнём, и его глаза отсвечивают янтарём.
Потом Мерджелес разливает по чашам горячее вино с пряностями, и Ферджес читает вслух «Цветочная Принцесса и Король». Все знают эту сказку, знают её слова пламя, стены, кот, люди, знает даже вьюга за окном, но и она притихла, чтобы послушать ещё раз до того, как уйти на юго-запад. Наизусть помнит её лютня Мелвейха, и струны её тоже сейчас поют, правда, тонко и тихо, совсем неясно.
Но Шушь Фюльх слышит. Он улыбается и лютне тоже: какая милая сказка, какой милый вечер, маленькое милое чудо, правда? И шёпчет-шелестит огонь: давайте будем счастливы сегодня, давайте будем счастливы вместе, давайте споём вместе.

@темы: Сказки, Из жизни хрониста, Гвэлэсс Иниссэ

10:39 

летописец " Hunting words I sit all night."
Сказки ведь тоже бывают разные, так? Есть такие, тёплые, уютные, с молоком в чашке, деревянными половицами в домах, крыжовником и милыми тихими чудесами. Я такие пишу иногда - летними вечерами. Есть великие сказки, древние и героические, о королях, героях и благородных дамах, о волшебниках и пророках, о сражениях, проклятиях и предсказаниях. Эти сказки были записаны цветными чернилами в старых книгах, под неровный отблеск свечей и шорох пыли под рукавом. Есть сказки-баллады - они вообще редко записываются, а если уж случается, то впопыхах, перекинув через колено свиток, набрасываешь основное. Обычно они поются в придорожных тавернах, перед костром, в чужих незнакомых крепостях. Мешанина образов, легендарные события, реальные люди, лютня под рукой, плащ через плечо...
А бывают иные сказки, невесомые, неземные. Те, которые улыбаются в звенящей тишине, жутко, тихо, близко, светло. В этих сказках - небыль, нечисть, нежить. В этих сказках - болота, бурый камыш, серебряный тростник, бледная призрачная луна, мыши бегают в белёсой траве. В этих сказках в веретено заплетаешь солому, и стекает с него - золотая пряжа. В этих сказках на ногах башмачки из красного бархата, а драгоценные пряжки острые. И бежишь по дороге, а за спиной - беззвучный хохот.
Это тоже сказки. Они не злые. Просто такие уж они есть, иногда пугающие, иногда несчастные, иногда трагические. У них лица призраков, у них вечно удивлённые, светящиеся глаза, острые улыбки и цепкие пальчики. Не бойтесь, когда осенним вечером вы увидите их за окном, выглядывающих из темноты. Не бойтесь, когда услышите их холодное дыхание за плечом - они просто смотрят. И если вы, обернувшись, заметите их ломкие тени на клеверовых листьях - тоже не бойтесь. Это не опасно, это только любопытные сказки наблюдают за вами, склонив по-птичьи голову к хрупкому плечу, распахнув кошачьи глаза. Слышите шелест - это они переговариваются, смеются легко и страшно.
Как-нибудь я расскажу такую сказку. При случае.

@темы: Ноябрь, Сказки

10:04 

летописец " Hunting words I sit all night."
Это не сказка.
Это даже не легенда.
Это просто рассказ одного человека, который утверждал, что своими глазами видел самого Путника, для которого не проблема перешагнуть море или - что гораздо невероятнее - пару сотен лет. Его, неутомимо шагающего по лунной дорожке в море, бредущего по окраине темнеющего неба или по узким тропам юго-западного ветра.
Мне сказали, что у него усталое лицо и серые глаза. Он идёт, ссутулившись, и опирается на древнюю трость из истёртого дерева, и за его плечами развевается старый дорожный плащ. У его ног вьётся бурая кошка.
Ему принадлежат две вещи, которым нет цены. Первая - тонкая книжка, которая пишется сама по себе. Вторая - зеркальце, в котором, право же, нет ничего волшебного; оно действует согласно своей природе. Оно просто-напросто отражает.
Поэтому странно, что люди так боятся заметить его тень на своём пути. Ведь встречая его, они видят всего лишь своё собственное лицо.
Я только не успела спросить имени того странника но я знаю, как называют его люди.

@темы: Сказки, О людях

12:48 

сказка для Velnar

летописец " Hunting words I sit all night."
Правда, получилось не совсем так, как я задумывала... скорее рассказ, чем сказка.
«Сова на ветке». Безнадёжный дождь барабанил по облупившимся буквам старой вывески, которую ещё в пятьдесят шестом прибил сюда Старик Криннс, легенда нашего города. В широких оконных стёклах, прикрытых с краёв старомодными занавесками в горошек, сквозь серые потёки виднелась промозглая неуютная улица. По мостовой неслись потоки грязной воды, разбиваясь о бордюры и стены домов. Прохожие брели, подняв воротники и надвинув на лоб шляпы.
читать дальше

@темы: Ноябрь, Сказки

08:16 

летописец " Hunting words I sit all night."
Сегодня вечером ко мне пришла Депрессия. Худая, унылая, в чёрной пыльной одежде. Отказалась от чая, не захотела слушать музыку и не пожелала читать книги. Зато она оказалась невероятно занудной и болтливой. "Какая мерзкая комнатка", заявила она, брезгливо поправляя ветхий бархатный цветок на огромной сумке, висящей у неё на плече. Потом она повернулась ко мне. "Ты отвратительно рисуешь," поджала губы Депрессия. "А то, что ты пишешь - полная ерунда, никому не интересен этот бред," продолжила она, "Неудивительно, впрочем."
Я почти что согласилась. Пока не вспомнила, что я - летописец, и Хроника интересна по крайней мере одному человеку (мне), и что у меня есть Семимирье, а моя комната, что ни говори, очень уютная. Я попыталась рассказать ей о моих сказках, о самых длинных и ярких снах, о персонажах Сказания. О прогулках по морскому берегу (я пригласила её с собой, но она только сердито фыркнула), о горных озёрах, чае, лаванде и эдельвейсах. О кошках, само собой, о мышах и драконах.
И Депрессия ушла. Подобрала клюку, уродливую сумку и древнюю шляпу, и ушла по дороге. Наверное, ей просто стало скучно со мной))))

@темы: Сказки, Из жизни хрониста

06:26 

летописец " Hunting words I sit all night."
Принцесса дорог избитых, чертополоха, пчёл и птиц! Помню я косы твои расплетённые на плечах, а сейчас они стрижены коротко, и светлы кленовым золотом.
Хэй, принцесса-принцесса, дикий мёд и сорные травы! Как легко смеятся безудержно, колокольчиками прозрачными, распахивая тонкие руки, ловить жгучий воздух, от хвойного запаха и одуванчикового сока пьянеть! Пальцы сплетать поверх верхушек подсыхающих трав, плясать на перекрёстках под палящим солнцем!
Как в пыли клубящейся ноги твои мелькают! Как просто запрокидывать лицо беззаботно - под неистовый тёплый дождь, под ветер августом напоённый, густой как патока, как ежевичное вино сладкий.
посмотреть на принцессу?
Я встретила её на Дороге, танцующую, зеленоглазую, в пышном платье с отрезанной у колен юбкой и современных модных туфлях. В длинных элегантных перчатках на тонких загорелых руках. Без сумки через плечо - она ненавидит старые вещи, всё оставляет, раздаривает на память.
Хэй, принцесса-принцесса, удачи в пути твоём васильково-звёздном!

@темы: Сказки, Картинки

09:49 

Пчёлы - не фигня!

летописец " Hunting words I sit all night."
У летописца есть любимый плащ, мягкий, длинный, вышитый пчёлами и пчёлками. Некоторых почему-то это удивляет. Например, вот так:
1) Встреча с Шушь Фюльх, Гвэлэсс Иниссэ. Об этом достойном восхищения существе можно узнать в этой истории.Он вежливо поинтересовался, что это у меня на плаще, и мы решили, что это пчёлы. После чего господин Фюльх осведомился, можно ли вышитых пчёл ловить, я разрешила, он поймал одну и даже пожевал. После чего мы сошлись во мнении, что вышитые пчёлы чудесны во всех отношениях, но по вкусовым качествам отличаются от настоящих. Проще говоря, несъедобны.
2) Разговор с Депрессией отсюда. Между нами произошёл потрясающий по своей неповторимой абсурдности диалог.
- Что это за жуткие пятна? - процедила она, близоруко щурясь сквозь пыльные очки.
Я честно ответила. С ветхой шляпы Депрессии в ужасе упал паук и скрылся под корешком книги.
- Пчёлы? Зачем, во имя святой Благопристойности, нужно было вышивать пчёл? Они же... жужжат, мерзкие пёстрые создания!
Я объяснила, что пчёлы пушисты и полосаты, как носки, а следовательно, очень полезны и не мерзки.
- Они хорошие, - попыталась я.
Депрессия чуть не стукнула меня клюкой (но я спряталась вовремя) и удалилась.
3) А на Перекрёстке мы столкнулись с одним на редкость вежливым молодым человеком, у которого сидел на плече мирль. Он спросил, гербровые у меня пчёлы или же нет?.. Я сказала, что не уверена, может и гербовые, кто их знает?
- Что же они тогда делают на вашем плаще? - заинтересовался путник. Мирль укусил себя за кисточку хвоста, глядя на меня.
- Они там вышиты, - поделилась я, - Ибо пчёлы милые.
4) Пчёлы действительно милые. Они вышиты шёлковыми нитками, и поэтому у всех тоненький, но очень мелодичный голос, и они жужжат песенки, когда я иду куда-то. Трёх самых больших зовут Амброзий, Деметриус и Аврелиус, они постоянно спорят о том, куда повернуть на развилке.

@темы: Сказки, Смешно, Счастье

14:14 

Они смешные!..

летописец " Hunting words I sit all night."
Пчёл так восхитил факт, что я посвятила им целый пост, а потом Velnar назвала их чудесными, что они жужжали это всю ночь. Потом жужжание стало более стройным, и превратилось в тоненькое пение. Оказалось, что Амброзий, Деметриус и Аврелиус сочинили песенки и теперь с остальными пчёлами их заучивают. Просто для примера их творчества:
Деметриус:
Пчёла увидел - восславь его сразу,
Пчёлы разносят счастья заразу!
Амброзий:
Пчёлку увидел - корми её мёдом,
Это угодно пчелиной природе.
Аврелиус:
Пчёла увидел - им мёд дай из банки,
Пчёлы на лапках разносят подарки!
---
Ну и так далее. Я не против... но к ним в гости пришли мыши из подвала Замка, а их репертуар неисчерпаем, как запасы сыра.
Летописец хочет спать...
Upd Пообещали спеть мне хором колыбельную^,^. Они правда милые.

@темы: Сказки, Смешно, Счастье

04:39 

Повесть Одного Злодея

летописец " Hunting words I sit all night."
А сегодня встретила я Одного Злодея, обойдёмся, пожалуй, без имён. У него были светлые волосы, чёрная одежда, изящные перчатки и меч на поясе. Ясное дело, он внушал ужас, его глаза сверкали, а мантия художественно развевалась даже и без ветра.
- Неплохой плащ, - сказал он, когда мои вышитые пчёлы приветственно зажужжали.
- И у вас, - сказала я, - так жутко развевается!
Злодей улыбнулся. Конечно, его улыбка была достаточно пугающей, но ведь у него, думаю, было немного опыта в дружелюбных улыбках!
Потом пошёл дождь, и я пригласила Злодея в Замок. Мы пили мятный чай с малиной и имбирным сахаром, мыши принесли сыр и яблочный пирог. Пчёлы улетели в погреб и вернулись с тремя горшочками мёда и двумя баночками варенья. Мы уселись у камина, на сложенных пледах и подушках, а Шушь Фюльх с молоком в крошечной фарфоровой чашечке, разрисованной ландышами - на выступе стены, как обычно. Злодей рассказывал о себе. Он сказал, что на самом деле мир не так легко завоевать, а что делать? Автор просит, отказывать неловко, да и вообще, хотелось бы наконец получить мир - хоть и маленький, но собственный.
Шушь Фюльх предложил создать мир.
- Не так уж это и трудно, если даже кошки и летописцы справляются, - заметил он, отряхивая усы от сливочных капель.
- Но я всё-таки Злодей, а не кот или летописец, - лицо Злодея, окутанное мятно-малиновым чайным паром было очень, очень грустным, - Почему-то все авторы не разрешают мне создавать что-то! Все, как один, пишут: мол, только разрушать и умел!.. А мне, может, и хотелось бы что-то новое сделать, но против сюжета разве пойдёшь?..
Крысы, существа сентиментальные, чуть не плакали от сочувствия, уткнувшись в носовые платки.
Я пообещала, что непременно, обязательно придумаю такого злодея-создателя, которому и равных не будет.
- Так что приходи в мою историю, - к тому времени мы уже выпили три чайника чая, съели весь пирог и почти половину принесённого сыра, а варенья и мёда оставалось разве что на донышке, и мы успели перейти на "ты", - Я уж постараюсь, что смогу - напишу.
- Приду, - кивнул Злодей, уже не такой несчастный.
Когда злодей уходил, крысы, чуть не падая из окна, махали ему лапками с зажатыми в них платочками.
---
Потом я сидела за рабочим столом в компании книг, свечей, тающего воска, чашки какао и Шушь Фюльха, обернувшего лапы хвостом.
- Знаешь, - сказала я, покусывая перо, - Злодею, которого я придумала, нужно имя. Только пусть не чрезмерно кошмарное, понимаешь? Такое... такое... - я отхлебнула какао и описала пером полукруг в воздухе, пытаясь объяснить, какое именно.
- Мррм, - Фюльх прикрыл глаза, задумчиво дёргая усами, - Как насчёт... Октавиана?
- Хмм! - мы уставились друг на друга.
В эту ночь начал существование Самый Великий Злодей Семимирья, придуманный котом и летописцем.

@темы: Сказание, Сказки, Герои

12:55 

Сказка про старый Город

летописец " Hunting words I sit all night."
Мы с Шушь Фюльх навестили старый Город. Там всегда дождь и почти всегда - второй четверг ноября. Серые аллеи между кирпичных домиков, черепица острых крыш под пасмурным небом. Жёлтые огоньки светятся сквозь задёрнутые шторы створчатых окон. Церковь начала ветшать, маленькая, с узкой башенкой и белой трехступенчатой лестницей перед входом. Длинный поезд тянется в ржавых рельсах, а перрон изгрызен временем и осенью. В книжной лавке за стеклом видны посветлевшие от древности полки и на них - разноцветные переплёты; хозяин - седой, сердитый, в пенсне и с незажжёной трубкой, стоит на низкой стремянке, расставляя книги. В узком, старомодно-изящном кирпичном здании - офис местной газеты; несмотря на дождь, окна на втором этаже распахнуты. Молодой человек, высунувшийся из них, дымит сигарой и яростно аргументирует что-то, обращаясь кому-то в комнате.
Из магазинчика пряностей и свечей вылетает кудрявая девушка в клетчатом пальто и очках. Её губы ярко накрашены алой помадой
- Привет, Мэрилин! - мурлычет Шушь Фюльх. Я здороваюсь с опозданием.
дальше длинно

@темы: Сказки

08:44 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я вытаскиваю альбом – груду широких листов в чёрной папке – и рассыпаю их по столу. Он рассматривает рисунки по очереди – карты, гербы, генеалогические древа, портреты. Еле слышно вздыхает, дойдя до того самого. Долго смотрит в улыбающееся с той стороны листа лицо.
- Извините. Я вас расстроила?
- Нет.
Он проводит пальцем по краю, изрисованному цветочным узором.
- Можно я заберу это?
- Конечно.
Он кивает.
- И… - я запинаюсь.
Молчание.
- Простите, - я поднимаю голову, - Я хотела, чтобы всё закончилось по-другому. Но… я всего лишь летописец. Моё слово не много значило.
- Это не была ваша вина, - он смотрит на меня.
В этот момент с чердака спускается Шушь Фюльх и зовёт нас выпить чаю.
- Лунная Мышь очень хочет увидеть вас, милорд, - говорит он.

@темы: Сказки, Герои, Семимирье, Господин Д

08:49 

летописец " Hunting words I sit all night."
Есть сердца из мёда, смолы и цветущих эдельвейсов, как у Принцессы. Они звенят, как серебряные бубенцы, поют в небе, стучат в ритме танца: раз-два-три, поворот, пируэт, раз-два-три, шаг, полёт!
Есть сердца-светлячки, как у Бабушки Розы. Они светятся в окошках маленьких уютных домиков, но знают и заботяться о тех, далёких, странствующих за сотни лиг. Они спрашивают, волнуются, создают, желают счастья.
Есть сердца непроглядные, холодные, чистые, как ноябрьские пруды. Есть сердца из камня, из кленового дерева, из меди, из воска и табачного дыма. Сгорающие в пепел и чадящие – и ясные, с пламенем чистым и жарким. Порхающие и невесомые, как бабочки – и хищные, крылатые ястребиной гордостью.
А однажды я встретила человека с сердцем из пыли и золы. У неё были зелёные глаза, волосы цвета старой бронзы и лицо, застывшее в глубоком покое. С плеч свисала длинная шаль, накинутая поверх коричневого шерстяного платья.
- Кофе? - спросила она.
- Да, пожалуйста, - я подставила чашку, - Энетта. Я хочу написать о тебе историю. Летопись Семимирья. Ты поможешь?
Выражение её лица не меняется, когда она аккуратно наливает кофе в свою чашку, а потом осторжно берёт кувшинчик со сливками.
- Что, если мы просто поговорим? - продолжаю я, - Здесь или в Замке, неважно.
- Господин Фюльх? - кувшинчик наклоняется над кружкой Шушь Фюльх.
- Спасибо, - благодарит он.
Я рассказывала о переписке с Фиолой, о других героях этой истории, о встречах с ними.
- Посмотри, - я достаю из сумки альбом, - В этой секции – карты, я правильно нарисовала? А тут портреты. Я не всех знаю в лицо, кое-кого пришлось рисовать со слов…
Энетта скользит взглядом по рисункам.
- Сахар? - предлагает она, - У меня есть ещё корица и гвоздика.
Шушь Фюльх резко меняет тему.
- Мы недавно были в старом Городе, - говорит он, - Ты о нём слышала? Это такое место, где всегда ноябрь. Немного похоже на тот город, где ты жила. Там тоже спокойно.
Она слушает молча, опустив ресницы и сплетя бледные пальцы.
- Дождь почти не прекращается, и сумерки длинные, а ночи – тихие. А на Фонарной улице кафе, называется «Сова на ветке», тебе бы понравилось, уютное и мирное…
Кофе заканчивается, и мы прощаемся. Энетта кланяется так же отрешённо, и когда мы выходим из комнаты, я вижу её силуэт, замерший у окна.
- Думаешь, у нас что-нибудь получится? - интересуюсь я.
Шушь Фюльх задумчиво прикусывает кончик хвоста.
- Нет, это бесполезно, - наконец роняет он, - Абсолютно бесполезно.
Я вздыхаю.
- Тогда…
- Ты справишься, Летописец, - фыркает Шушь Фюльх, - Ведь это твоя история.

@темы: Сказание, Ноябрь, Сказки, Герои

15:32 

Отчёт о визите к Алхимику...

летописец " Hunting words I sit all night."
...выложен в таком виде по независящим от летописца факторам. Однажды летописец доблестно проспал всё утро и вообще сполз с кровати только в полпервого дня, он не смог присутствовать при событиях, описанных ниже. По той же причине это будет не сказка, а просто отчёт. Не мой, заметьте.
Итак, исходные данные: крысы и мыши, семь штук; три пчелы – Амброзий, Деметриус и Аврелиус; привидение, одна штука; и Шушь Фюльх, единственный и неповторимый. Вся эта банда отправляется в гости (о боги, это уже звучит опасно!) к Алхимику. Он человек сравнительно адекватный, но когда к вам без предупреждения заявляется такая компания, трудно сохранить присутствие духа. Так что он слегка удивился:
Алхимик: Хррр… агхррр… ыыы…
Амброзий: Заходите, он тут!
Деметриус: Идём, идём!
Мыши: Не толпитесь! Дайте пройти!
Привидение, заунывно: Ууу! Я призрак маркиза Гроа. Ууу…
Шушь Фюльх: Добрый день, я Шушь Фюльх, рад познакомится.
Алхимик: Ыыы… гхы…
Пчёлы, мыши и крысы: Шушь, что он говорит?
Шушь Фюльх: Э… это малораспространённый людской диалект. Он сказал, что глубоко тронут нашим приходом.
читать дальше

@темы: Сказки, Смешно

10:57 

Из чужих историй)

летописец " Hunting words I sit all night."
Тонкие пальцы твои целовать, царица моя ледяная, проводить губами тонко-нежно-ломко-неощутимо по скулам, по плечам, по шее, по ключицам, ловить запястья твои, в твои волосы, горными травами пахнущие, зарываться.
Напишу тебе сотни сказок на листьях осенних, на снегу и траве, если захочешь, нарисую-выдумаю города нам и дороги, чтобы ходили мы по ним, взявшись за руки. Вечерами ноябрьскими стоять будем в свете фонарей, кутаться в клетчатую шаль, смеятся, и снежинки таять будут в нашем дыхании.
Напишу нам жизнь-легенду, хочешь? Хрупкую, звонкую, во все стороны раскинувшуюся. Города, которые есть, и города, рассыпавшиеся в пыль сотни лет назад, города придуманные и города крылатые, парящие над вершинами гор. И там мы жить будем – в домах, крытых черепицей, с цветными стёклами в чердачном окне, с балкончиком, оплетённым цветами. В просторных комнатах, залитых потоками юго-западного солнца и солоноватым морским воздухом, с воздушными занавесками на высоких окнах.
Мы бы ходили пить кофе с миндальным печеньем в крошечные уютные кафе, смотрели бы с каменных полукруглых мостов на распускающиеся у берегов цветы и на протекающую в закат реку.
Царевна, если не напишут про нас светлую сказку со счастливым концом, то её напишу я. Я придумаю туман, пахнущий кофейными зёрнами и прелой листвой, серых кошек с жёлтыми глазами, спящие в тихих гаванях корабли. Это будет прекрасная история.

@темы: Сказки, Царевна, Из чужих историй

10:15 

Сага о пряниках

летописец " Hunting words I sit all night."
Как-то Шушь Фюльх решил испечь пряники. Я раскопала залежи рукописей и нашла древний эльфийский рецепт – он назывался Волшебные Пряники, и обещал каждому, кто съест один такой, маленькое, но милое чудо. Такого мы ещё не делали, так что заинтересовались все жители Замка – кроме призрака Маркиза Гроа, отправившемуся в гости к Алхимику.
Пчёлы принесли мёд – клеверовый, гречишный и ежевичный, - кардамон и корицу. Крысы притащили две бутылки рома. Шушь Фюльх сказал, что это многовато:
- Вряд ли мы используем всё, - тактично заметил он, - По рецепту нужна всего одна Мышиная Пинта*.
- Гы-гы! - сказали крысы, - Рома много не бывает.
Мыши, вообще легко увлекающиеся, носились, пищали, вопили и бегали туда-сюда. Когда все опомнились, они уже успели засыпать стол горами орехов и сушёных ягод. Поверх изюмно-черничного слоя расположился громадный кусок лунно-жёлтого сыра.
Крысы неприлично захихикали.
- Вы уверены, что нам понадобится сыр? - поинтересовался Шушь Фюльх, очень удивлённый (хотя, зная Мышей, он мог предположить нечто подобное).
- Сыр нужен всегда и везде, - уверенно заявил большой палевый Мыш, - И чем больше, тем лучше!
- Мрр, - Шушь Фюльх прикусил кисточку хвоста и задумался, - Давайте положим его последним, после того, как всё остальное будет готово?
Конечно, это был хитрый план – отвлечь мышей, чтобы они забыли о сыре, и положить его обратно в погреб. Не самый честный выход, но ведь рецепт пряников никак не предусматривал сыра! Шушь Фюльх подозревал, что это не случайное упущение.
- Сначала надо подогреть мёд! – зажужжал Амброзий, - Это самая важная часть пряников!
- И добавить туда кардамон и корицу! - согласился Деметриус.
- И душистый перец с гвоздикой, - добавил Аврелиус.
Мыши, как и ожидалось, моментально забыли о сыре.
- Важнее всего в пряниках мука и орехи! - возмутились они, - Без них ничего не получится.
Тем временем Шушь Фюльх взял сыр и тихонько направился в погреб.
Пока его не было, мыши, крысы и пчёлы устроили своеобразное развлечение: кто впихнёт в котёл с тестом больше ингридиентов. В результате победили мыши (исключительно благодаря количеству, потому что в основном они бестолково метались, рассыпая больше изюма и клюквы на стол, чем в котёл). Потом следовали пчёлы, вылившие в тесто четыре горшочка мёда. Крысы остановились всего лишь на двух третях бутылки рома и перешли к дегустации. Так что когда Шушь Фюльх положил сыр на место и вернулся, теста оказалось в три раза больше, чем предполагалось, а крысы – в три раза веселее и разговорчивее, чем обычно. Хотя это не помешало им наравне с остальными лепить пряники – самый большой, кривой и толстый был, по их словам, изображён в виде Летучего Голландца.
***
Подводя итоги: пряников получилось столько, что мы ели их на обед, завтрак и ужин целую неделю, потом устроили Пряничный Бал (там произошла одна забавная история, напомните как-нибудь её рассказать). И даже после этого их осталось такое количество, что мы с Шушь Фюльх поехали в Старый Город и угощали там всех желающих. Мэрилин сказала, что это самые чудесные пряники в её жизни:
- Если бы можно было замесить сказку с мёдом и испечь её, она бы на вкус была точно такой, - объяснила она.
А Летучий Голландец, посыпанный ванильным сахаром, мы подарили Бабушке Розе.
*Мышиная Пинта – около четверти стакана.


@темы: Сказки, Смешно

Замок над озером

главная