Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: господин д (список заголовков)
09:11 

летописец " Hunting words I sit all night."
Что получится, если записывать бред в рифму? А если смешать всё это, взболтать и добавить двусмысленности? И разбавить дело парой намёков, а потом выложить строки стихотворением - кто угадает?
--кому-нибудь - посвящаю--
Странно – стоять у дверей, прижимаясь лбом к камню,
Закрывая глаза и вдруг видя весь мир сквозь веки,
Рассвет в несбывшемся небе сквозь замёрзшие ставни,
Сквозь переплёты книг – нехоженные тропы и реки.

Я вижу в чужих глазах блеск мной придуманных звёзд.
Я читаю в чужих сердцах и бросаю горсти пропетых строк.
Я умею, но знаю – мостов и снежных песен недолог срок,
И тот, кто стоит на пороге – чего угодно – всегда одинок.

Не так странно – руку к груди, и удерживать бьющийся ужас,
Встать и сказать, ломая страх на осколки в холодной ладони,
Что всё под контролем и всё отлично. И запахнуться в плащ потуже,
И не услышать смех чей-то в отголосках заоконной стужи.

Привычно до боли – как леденеют пальцы, сжатые безнадёжно,
Когда в полночной вьюге провижу пламя знамён на копьях
И на краешке сна кажется, сияет пламя волос сквозь яростный ветер,
Я знаю, что время меняет многое, но ран, как верят, не лечит.

Я устаю объяснять, что нельзя получать, ничего не отдав взамен,
Раскладывать, как на уроке, «добро» и «зло», и что значит «борьба»,
И устаю ещё больше – когда вечером в сумраке и серости стен
Почти-молюсь: неизвестно, что будет потом, но Господь сохрани тебя…

@темы: Господин Д, Герои, В рифму

09:50 

Забавные истории))

летописец " Hunting words I sit all night."
Как-то раз господин Д. решил выпить чаю с коржиками; пошёл он в кладовку, а чайника-то и нет: тарелки побиты, вилки погнут, скамьи перевёрнуты – непотребство какое-то! Догадался Д. посмотреть под стол, а там некий О. сидит с видом злодейским, в зубищах чайник держит, да ещё и ухмыляется нахально. Господин Д. из себя вышел: «Ты,» говорит, «О., собака такая, дыра на нравственности мира! Чтоб ты», ругается, «На Мосту провалился!»
А О., препротивнейший человечище, сидит себе, чайник грызёт, и заявляет наглым образом, «Я, мол, что хочу, Д., то и делаю! Захочу вот, так и тебя слопаю, только уж слишком худой ты, невкусный окажешься!» И засмеялся, гад, прескверно, на Д. насмешливо поглядывая. Тут уж господин Д. не выдержал, ухватил за ухо вора, да как пнёт из кладовки, и прямо на Мост!
Вот как бывает-то, а вы всё: чай, коржики…
ПС здесь будет иллюстрация, но чуть позже)

@темы: Сказки, Смешно, Господин Д

08:44 

летописец " Hunting words I sit all night."
Я вытаскиваю альбом – груду широких листов в чёрной папке – и рассыпаю их по столу. Он рассматривает рисунки по очереди – карты, гербы, генеалогические древа, портреты. Еле слышно вздыхает, дойдя до того самого. Долго смотрит в улыбающееся с той стороны листа лицо.
- Извините. Я вас расстроила?
- Нет.
Он проводит пальцем по краю, изрисованному цветочным узором.
- Можно я заберу это?
- Конечно.
Он кивает.
- И… - я запинаюсь.
Молчание.
- Простите, - я поднимаю голову, - Я хотела, чтобы всё закончилось по-другому. Но… я всего лишь летописец. Моё слово не много значило.
- Это не была ваша вина, - он смотрит на меня.
В этот момент с чердака спускается Шушь Фюльх и зовёт нас выпить чаю.
- Лунная Мышь очень хочет увидеть вас, милорд, - говорит он.

@темы: Сказки, Герои, Семимирье, Господин Д

09:53 

Джайзель

летописец " Hunting words I sit all night."
Джайзель любит танцевать, метаться и скользить в сумеречной свежести, невесомо взлетать и падать – и удерживаться на кончиках крыльев, тонких и острых; тусклый серебряный свет льётся по ним, переплетаясь в их металлической глубине с густой серой тенью. Но пахнет она не металлом – полынью, кожей и пылью, и можжевеловой корой, которую сжигают, чтобы отпугнуть злых духов.
Они боятся можжевельника, эти бесы и призраки. И рябины тоже. Ещё бегут от огня, бирюзы, звона серебряных колечек. Но Джайзель они бояться больше. Бояться, когда она, точно сияющая серая кошка, вытянется на своём месте, сверкнёт жгучим холодом, и беззвучно вызверится той самой – укрытой тонким слоем прозрачного лунного блеска – тайной ледяной мглой, у которой волчьи клыки и рысьи когти.
Я слышала, что она родилась на следующий год после того, как отгремело западно-восточное нирнилское Противостояние, то самое, после которого в Мивелосте до сих пор стоят развалины Ха’Дамевэ – крепости повстанцев, ушедших под белыми знамёнами Хальгдель в надежде удержать последние границы. Сейчас единственная оставшаяся память того времени – это зимняя стужа и мгла на страницах летописей, зашифрованные в легендах аллегории и – она, Джайзель, узкой стальной молнией изогнувшаяся в ножнах.
И ещё – она была второй из тех, кому господин Д., так же известный как Король-Предсказатель, действительно верил.

@темы: Сказание, Сказки, Господин Д

05:42 

Случайно...

летописец " Hunting words I sit all night."
- Чая? - я ставлю на стол круглый чайник с дешёвым рисунком из груш и жёлтых цветочков.
- Ты же знаешь, я не люблю, - он смеётся. Почти смеётся.
Я игнорирую.
- Есть мята, зверобой, ромашка, рябина, шиповник…
- Только не говори, что стала травником, - он вертит в руках пустую кружку.
- Ни в коем случае. Я летописец. Так предначертано судьбой, - заявляю я.
Он фыркает.
- Так что вы выберете?
- Раз это неизбежно? Мята.
И щепотка мятных листьев, залитая горячей водой, опускается на дно чашки.
- продолжение... следует?.. -

@темы: Сказки, Семимирье, Господин Д

09:51 

Свои тайны

летописец " Hunting words I sit all night."
У нас в Замке есть уголок такой, где развешаны карты и старые фотографии, и выцветающие миниатюры, и разные наброски сомнительной художественной ценности, оттого что нарисованы были теми, кто забредал в Замок и в нём на какое-то время поселялся, а некоторые из них раньше кисти и в руке не держали; что до карандашей, то о них и подавно не слышали.
Внизу, у пола, мышиная нора, в которой живёт Фьюльк Почтеннейший, профессор баварской Академии сырных искусств, и его милая жена Уииль; у неё чудесные ушки, и она славится клюквинами в сладком тесте, что запекают на День Святого Хлодге.
А в стене напротив – восьмиугольное окно, в которое светят по ночам звёзды; зимою Вересковая Пряжка опускается немного, и её можно почти целиком увидеть. Мыши собираются тогда на подоконнике, заворачиваясь во фланелевые носовые платки, и рассказывают страшные истории; потом приносят сыр и орехи, и переходят к рассказам о родственниках, потом к песням, потом к молоку и сказкам, а потом расползаются по домам и засыпают до утра.
На рассвете же широкий солнечный луч, бледный и прозрачный, как липовый мёд, обыкновенно падает на картину, прилепленную цветным скотчем в левом верхнем углу стены. На картине светловолосая девушка улыбается с той стороны пожелтевшего листа, оперевшись рукой о край узора на рамке. У неё длинные косы, сквозь них пропущены узкие шёлковые ленты, и белая в синих цветах мантия накинута е й на плечи. На запястье у неё тонкие сверкающие браслеты звенят беспокойно, а вот ожерелья с чёрным опалом ещё нет. Когда Король проходит мимо, он никогда не смотрит на неё, потому что это история древняя и грустная, и ему не хочется ворошить прошлое.
А Уииль видела однажды, как с портрета девушка перегнулась и помахала ему рукой.
У каждого свои секреты, так ведь?..

@темы: Сказание, Сказки, Герои, Господин Д

03:46 

Как сражаются Драконы.

летописец " Hunting words I sit all night."
В битве со славным рыцарем Грукктом Дубоголовым Д. занёс меч и ударил воина по непокрытой шлемом голове. Раздался звонкий гул, и меч сломался прямо по середине лезвия.
- Что это такое? – вопросил Д., по натуре будучи существом любознательным.
Рыцарь, не блиставший сообразительностью, глубоко задумался, да так и остановился, держа копьё в правой руке, а щит – в левой.
Д. это зависание подметил, и тут же быстренько поинтересовался:
- А вот ещё: висит груша, нельзя скушать. Это что?
Отгадка была Лампочка, но кроме Д. никто не знал, что такое лампочка и для чего она нужна. Рыцарь, в свою очередь, затормозил ещё больше, и упал, сражённый хитроумным прорицанием Д..
Д. же, отличавшийся не только проницательностью, но и редкостным хладнокровием, спокойно перешагнул через Груккта и вложил в ножны сломанный меч, расчитывая перековать его при удобном случае, однако, погрузившись в думы о судьбах мира, так и не снизошёл до посещения кузнеца.
Оказавшись в следующий раз лицом к лицу с врагом, он, не раздумывая, выхватил меч. Удивление противника не знало предела: клинок был переломлен на середине. Однако Д. не потерял присутствия духа.
- Неладно что-то в Датском королевстве, - молвил он, разглядывая слом стали.
Противник со страхом посмотрел на Д.
- Бедный Йорик! – сокрушённо пробормотал Д., поглядывая на врага.
И тут же продолжил странным голосом:
- Что такое: ни окон, ни дверей, полна горница людей?
И совсем уж нехорошо добавил, ухмыляясь:
- Два конца, два кольца, а посередине гвоздик. Что такое?
Враг был буквально убит мудростью дракона.
-------
Ну зачем, Летописец, зачем надо было это писать именно сегодня? почему это всё - когда нужно срочно работать? Пиши теперь заявления и сочинения.

@темы: Сказки, Герои, Смешно, Господин Д

08:03 

отчасти продолжение предыдущей записи - тёмное время

летописец " Hunting words I sit all night."
Стало дикое время, понеслось, взбесившись, по улицам, мутное, тёмное и холодное, как вышедшая из берегов река.
Господин Д. вздохнул. Он не видит смысла в железной подкове над дверью и арбалете, и даже в освящённых ножах на поясе, но, конечно, из вежливости умолчит. Вертит в руках скифский шлем. Как оно было? Он припоминает сквозь усталость: сплошной дождь, алые знамёна прорывают бьющую с неба воду, косой удар – полукруг стали летит сверху, и меч поворачивается в его руке сам, прорубаясь навстречу. Давно всё это было.
Закопчёный чугунный чайник на плитке запел, и тонкая белая струйка пара прошила мерзлый воздух. Он достал чашки, все обкусанные и ветхие, вытряхнул из одной паука. Насыпал на донышко трав: мята, малиновый лист, липовый цвет, ромашка, зверобой. Пахнуло летом и цветущим полем.
Пришла крыса, поела огрызок вяленой сливы. Господин Д. смотрел, как она жадно набивает рот и жуёт, помогая себе лапками, и не стал её прогонять. Крысу спугнул стук в дверь; она подхватила сухарь и метнулась на полку, скользнула в шлем и свернулась там с уворованной едой.
Господин Д. коротко щёлкнул пальцами над свечой, и на фитиле заплясал огонёк. После подошёл и отомкнул замок.
- Доброй ночи, - сказал он, - Располагайтесь.
- У тебя крысы? - поинтересовалась Сюзан, кладя арбалет на стол.
Скрежет крысиных зубов о жёсткий сухарь в шлеме на мгновение затих, и оттуда донеслось невнятное пищание.
- Тише, тише, Антуанетта, - мягко сказал господин Д., - Сюзан всего лишь спросила.
- У меня есть шоколад, - вспомнил Кербри.
Он уселся, расправил килт и вытянул ноги. Оружие его лежало у дверей, потому что так гласили правила вежливости, и хотя никто не сунулся бы на улицу безоружным после темноты, заходя в гости к господину Д. они оставляли у входа ножи и арбалеты. Плаща Кербри не снимал, слишком холодно было.
Шоколад оказался серой вязкой плиткой, почти безвкусной. Контрабанда, подумал господин Д., разливая по кружкам кипяток. В уютном молчании они пили чай, грея пальцы о горячие бока чашки. Окно плотно затягивало серого полотна, приколотое булавками – господина Д., в отличие от большинства, ночь ничуть не пугала, но крысы и мыши приходили в ужас. Вдобавок к этим неудобствам, кое-кто повадился подкрадываться и шипеть, скалясь, в форточку, и стало понятно, что проще закрывать окно, чем сталкивать с карнизов незваных гостей. Сейчас только редкие тени танцевали на занавеси.
- Надо что-то делать, - наконец произнесла Сюзан, когда с шоколадом было покончено.
Господин Д. неслышно вздохнул и поглядел на скифский шлем; из глазницы таращилась Антуанетта, так и не сумевшая победить сухарик. В усах висели крошки.

@темы: Сказки, Господин Д, origins of Teta

12:20 

из старого - про чай

летописец " Hunting words I sit all night."
Чай. Сухие цветочки ромашки, щепотка мяты, липовый цвет, зверобой, душица, снять чайник с огня и залить в чашку горячую воду.
Он не пьёт чай. Но ему нравится смешивать сухие травы, заваривать их и греть руки потом об обжигающую кружку с рыжей кошкой на глиняном боку и вдыхать свеже-пряный запах. Вкус ему не нравится, ни с мёдом, ни с ежевикой – ни с чем, он пробовал, и чай всё равно оставался невкусный. Но готовить его было так успокаивающе. И сидеть вот так – уютно, мирно. И тихо.
Еле слышно заскрипели под напором ветра ставни; редкие мягкие снежинки прошелестели по ним, забираясь в щели.
Дышать было трудно. В висках колотилась та знакомая боль – пёстрые картинки того, непроизошедшего.
Не желаю знать этого, сказал он.
Его Судьба мерзко ухмыльнулась.
Ему показалось, что сквозь бездонную, заполненую мелким снегом и густой темнотой декабрьскую ночь он видит бледные знамёна, а над ними, в колючей траве над горизонтом протягивается блёклая светлая полоса неровного рассвета. От ледяной зимней высоты захватило дыхание.
Тот самый, стоящий посреди залитого слепящим морозом поля, запрокинул голову и улыбнулся – победно, яростно; и восходящее солнце полыхнуло в его глазах.
Я же говорил, не хочу видеть этого, - напомнил он.
Жалеешь, спросила Судьба.
И он засмеялся, хотя дышать было всё ещё тяжело.

@настроение: разбираю архивы

@темы: Господин Д, Сказки

04:25 

lock Доступ к записи ограничен

летописец " Hunting words I sit all night."
авторские рассуждения - характеристика господина Д.

URL
07:17 

Очень старая сказка. Может, кто-нибудь ещё помнит персонажей Старого Города?

летописец " Hunting words I sit all night."
С опозданием, как всегда, но эта сказка добралась до Замка

Энетта безучастно следит за тем, как снежинки оседают на раму по ту сторону стекла, тронутого прозрачным кружевом льда, и водит по подоконнику тонкими холодными пальцами. За пальцами тянутся бархатные дорожки тускло поблёскивающих кофейных зёрен, в воздухе виснет горький и тёплый аромат. В окне отражается бледная тень её праздничного платья, кольца волос над склонённым лицом, узкая рука со сползшим шерстяным рукавом, и на фоне безмятежно-белой улицы это похоже на картинку с древней новогодней открытки.
- Смотри, что я принёс, - говорит Кербри и садится на подоконник, расправив килт.
Он держит, намотав шнурок на палец, елочный шарик размером с грецкий орех – лёгкий, сияющий, на прозрачной золотой дымке расправляют крылья хрупкие белые птицы.
Энетта раскрывает ладони, принимая шарик.
- Красиво, правда?
Она смотрит на игрушку, ресницы опущены, по лицу летят призрачные тени падающих за окном снежинок.
- Это от госпожи Розы, - поясняет он, - Есть история, старая такая, я слышал. Жил мастер, который всю жизнь делал ёлочные шарики – всякие, большие и маленькие. Самые крошечные были размером с вишню, а рисунки на них тоньше волоса. А самый огромный шар такой, что его в ладони не взять – и на нём целый город нарисован, до последнего кирпичика. Под конец мастер до того наловчился, что лучше него на целом свете никто не мог выдуть шарик и его украсить. И тогда он задумался, чего бы ещё ему сделать, чего бы нового создать?
Энетта слегка наклонила голову, прислушиваясь, и Кербри продолжил.
- Он научился делать игрушки, в которых была искра жизни. Небольшая. Вот такая, - он показал, - Но яркая, горячая. Есть шарик, в котором спрятана надежда. А есть тот, в котором кусочек счастья. А бывают и такие, в которых доброта или вдохновение. Понимаешь? Вот почему, когда повесишь такой шарик, дом будто освещается чем-то и все вдруг становятся чуть-чуть счастливее.
Энетта стоит у окна, слабый свет угасающего зимнего дня и жёлтое свечение фонарей очерчивают локоны надо лбом. В поднятых ладонях она держит елочный шарик, и блёсточное напыление мерцает глубоким и чистым золотом.
читать дальше

@темы: Шушь Фюльх, Сказки, Пчёлы, Господин Д

13:49 

Я понимаю - самое то в середине лета, но...

летописец " Hunting words I sit all night."
В начале зимы белые бури рождались в глубине леса, проползали из-под корней злых древних деревьев и с пустынных океанских берегов. Они взвивались к небу как снежные змеи, и мчались на юг – к Уинкстельму. Завывая, они бесновались над замершим в лапах голодного декабря городом, а снег падал и падал.
Хлопьями.
Клубками.
Час за часом, пока пух на улицах не превратился в пышные глубокие сугробы, в которых тонули дома и деревья. Робкий свет фонарей умирал в серебряном мерцании, и всё было тихо, невесомо и очень, очень холодно. Д. возвращался домой, неся в руках пакет с шоколадным кексом и сушёной клюквой. Ночами ему спалось плохо; а хуже, чем ворочаться в кровати и уставиться в потолок, было только мерить шагами крохотную комнатку под задыхающийся огонёк свечи и изумленный, встревоженный взгляд Антуанетты. Куда приятнее идти по зимнему городу, притихшему и мирному, под шуршание снежинок, и напевать.
Цок.
Цок.
Цок.
Д. нахмурился. Нечто неправильное померещилось ему в осторожности и мягкости этого звука; но цок-цок приближалось, и к нему прибавилось ещё и хруп-хруп подламывающегося наста. Из заснеженных улиц по мостовой шагала длинногривая лошадь. Лёгкие копыта хрупали по инею, нежно и тихо позвякивала сбруя. Лошадь двинулась плавно, затрепетав гривой, и подошла совсем близко, глядя на Д. доверчивыми тёмными глазами. Д. отступил, аккуратно поставив пакет на землю:
- Нет-нет, - сказал он, - Спасибо, но не стоит. Беги назад.
Лошадь странно изогнула шею, скосила глаза на Д. и раздула ноздри. Змеиная гибкость проступила в её худом силуэте, и она внезапно пригнулась на одевшихся чешуёй лапах, и зашипела на Д., оскалив узкую пасть.
- Так, - произнёс Д., - Зачем же ты притворяешься лошадью? Кто-то мог поверить тебе.
Шипение стало насмешливым. Существо замотало головой, щурясь и припадая на передние лапы.
- Зачем тебе это нужно? - спросил он, незаметно отходя назад, - Ты ведь умная, раз умеешь выглядеть как обычное животное. Храбрая, раз бродишь по человеческому городу – а ведь лесная нечисть не любит людей и дальше опушки не заходит.
Зубы-иголки щёлкнули у лица Д., и он отшатнулся прочь, но бежать не стал.
- Ты пришла вместе с бурей, - продолжил он, обходя существо по кругу и стараясь держаться подальше от клыков и когтей, - Из чащи. А значит, здесь тебе не нравится и ты вернёшься домой. В гнездо. Ведь гнездо у тебя есть? Я знаю, что должно быть; и там непременно окажутся маленькие, но очень зубастые и голодные детки. Ты хотела, чтобы кто-нибудь принял тебя за лошадь, сел в седло... и тут-то ты и унесла бы его к себе. Никто не спрыгнет со спины шторма, так?
Шаг за шагом, Д. пятился с каждым словом, и существо, сияя кривоватой игольчатой улыбкой, следовало за ним. Снег лежал на спине и в травянисто-седой гриве, и глаза у существа были умные и пронзительные.
- Да, - Д. пожал плечами, - Я знаю тебя. Кхольта, ведь верно? Ужас зимы – вот кто ты. Ты нападешь, как только почуешь страх; стоит повернуться к тебе спиной – и ты атакуешь. Стоит испугаться, и ты бросишься. Ты обманываешь, запугиваешь, ведь люди боялись долгих зим и чёрных ночей. Они жгли костры и свечи, кутались в меха, пели весёлые песни, а ты всегда была рядом. Ждала, что огонь погаснет, а голоса утихнуть – и вот тогда ты подберёшься и утащишь свою жертву туда, где зима и правда никогда не кончится.
читать дальше

@темы: Нечисть, Господин Д, Герои, Iron Book, Сказки

09:27 

Мотыльки

летописец " Hunting words I sit all night."
Они живут плохо, думает оборотень осенью. Они не видят, что мотыльки наполняют город как снег, облепляют окна, опутывают город паутиной липких шёлковых нитей. Они не видят, что толстые мохнатые бабочки расположились у них в волосах и светятся бледным зеленоватым светом, то и дело встряхивая пыльцу с полупрозрачных крылышек им на лица.
Оборотень не думает, что он оборотень. Он считает себя колдуном, чародеем, потому что его слушается шёлковая армия мотыльков. Иногда он заставляет их подниматься в воздух, и тогда в окнах сплошная чернота. Люди думают, что наступила ночь, и ложатся спать. Им снятся странные сны, в которых много шелеста и стекольчатых глаз. Когда паутины становится слишком много, она скатывается клубками и сыплется вниз, но все уверены, что это зима и идёт снег. Оборотень потешается, гладя самую жирную бабочку. Её зовут Альбертина. У неё мозг великого художника. Оборотень сам его ей скормил, когда только пришёл в город.
- Сплети мне Рождество, - приказывает он. И пыльная сеть – гобелен диковинных сюрреалистических видений – накрывает город. Оборотень смеётся до слёз; так весело ему ещё не было. Многоярусный лабиринт поднимается прямо из зданий, а над ним жужжит облако мотыльков. По ступенькам носятся мартышки и ящерицы, но никто их не видит.
- Мы в зазеркалье, - мурлычет оборотень, - Здесь люди и нечисть меняются местами. И как вам жить в перепутанном мире?
Он успевает поглядеть на охоту, но эпидемия чёрной смерти не успевает случиться. В городе обнаруживается человек, которого он пропустил. Он идёт по улице, кутаясь в пушистый шарф. Оборотень подбирается совсем близко, и вдруг человек оборачивается. У него оказываются спокойные глаза, и когда он улыбается, они совершенно не меняются: непроницаемое золото плещется в них, не отражая темноты вокруг.
- Здравствуй, - негромко произносит человек, и оборотень пятится назад.
Это неправильно. У человека есть волшебный меч, отлитая в сталь серая вьюга, но она спит, обёрнутая в белую ткань, далеко отсюда. А сейчас у человека только пустые руки, странная улыбочка и незавидная судьба.
Оборотень припадает на лапы, скалится. И срывается в бросок. Вместе с ним тысячи серых мотыльков.
***
Иногда у Д. плохое настроение. На первый взгляд, всё как обычно, голос мягкий и вежливый, но ясно, что день случился тяжёлый. Лицо у него странно отрешённое, а пальцы задумчиво кружат по краю чашки.
Тут он говорит:
- А ты справляешься.
Я знаю, куда он клонит, но притворяюсь, будто понятия не имею.
- Нет. Вокруг бардак. Из рук всё валится.
- Справляешься, - повторяет он, - И мне давно пора уходить.
У меня холодеют виски, а в голове становится пусто и звонко.
- Куда? - беспомощно спрашиваю.
Он улыбается вечной непроницаемой улыбкой, о которую уже разбивались сотни глупых вопросов.
- Разве ты не знаешь, что любая история когда-нибудь заканчивается?
- А ты разве не помнишь, что потом всегда начинается другая? - упрямлюсь я. Нельзя сдаваться, а то он встанет и уйдёт.
Раньше я обращалась к нему только на «вы».
- Видишь ли, - медленно произносит он, - В том-то и проблема, что я слишком долго задерживаюсь на одном месте. Я должен наблюдать, а на самом деле всегда…
- Вмешиваешься и пытаешься исправить, - эти слова знакомы почти до смеха, но я не смеюсь.
- Точно, - и отражение моего смеха мелькает в его глазах, - И исправляю, пока всё не рушиться. Слишком долго. А мне ведь пора, понимаешь?
- Нет, - отрубаю я, - Пей чай. А я кое-что прочитаю. Интересное.
И всё откладывается на потом.

@темы: Сказки, Господин Д, Герои

09:01 

Кое-что про Д. - заметки с полей

летописец " Hunting words I sit all night."
ещё две

В давние времена истреблять драконов считалось подвигом. Однажды один из таких рыцарей явился к Д.
- Я убью тебя, злобное чудовище! - завопил он.
Д. вздохнул. День начинался отвратительно. Он не любил рыцарей, в особенности тех, кто орал у него под ухом и отвлекал от важных дел.
- Я сотру тебя с лица земли, поганый монстр! - не умолкал рыцарь. Он явно любил послушать себя, - Назови своё богопротивное имя, чтобы я мог...
Но Д., и без того раздражённый, не стал ждать окончания речи. И назвался.
Рыцарь моргнул. Опустил копьё.
- Правда? Тебя так зовут? Это всё твое имя?
- Да, - ответил Д., немало раздосадованный.
- О, - пробубнил рыцарь, - Ясно. Ну... я тогда... в общем... я пошёл.
- А как же истреблять и изгонять? - ядовито поинтересовался Д.
Рыцарь смутился.
- Нет... нет, - он помотал головой, - Живи.
Но хуже всего, что через неделю он вернулся с тяжеленным "Справочником достойных имён и благозвучных фамилий".
- Как тебе Артур? - как бы невзначай интересовался он, - А Сэм? Нет? Шон? Тоже? Фрэнк?..

@темы: Господин Д

09:32 

летописный дыбр

летописец " Hunting words I sit all night."
Внезапно на французском поняла, чего мне не хватает для счастья: красивого плана для истории про Д.! Чтобы всё было идеально: сюжетные линии разных персонажей, прописанные в хронологическом порядке и пересекающиеся где нужно, портреты в едином стиле, точки слияния, важные события. И всё это должно быть на стене у рабочего стола, а не где-нибудь в бездушной экселевской таблице. И вот тогда, глядя на этот прекрасный образец моей творческой мысли, я преисполнюсь радостью и любовью ко всему живому.
Мне нравятся планы! Составлять их - это такой способ сбросить стресс и привести себя в нормальное состояния. До воплощения в жизнь, конечно, доходит не всегда, но процесс обдумывания и нанизывания фактов в цепочку причины и следствия самоценен. Медитация для графомана. Я просидела до полуночи, извела пять страниц, выясняя, что произошло одновременно с чем, и в конце концов перенесла на общий лист по порядку.
Но я ведь ещё собиралась проиллюстрировать его. Я рисую редко и мало, обычно на уроках под лекцию или раз в полгода, с приступом вдохновения. Но как ни странно, в этот раз получилось легко - стоило мне взяться, и за час получились шесть главных персонажей: очень вхарактерные Энетта и Кербри, Шушь Фюльх в пенсне, Мэрилин (почему-то в цвете), остальные... все, кроме Д.

Д. не хочет, чтобы я его рисовала. Я не могу поймать ни единой линии на бумаге и в конце концов откладываю карандаш в сторону.
- Может, обойдёмся без этого? - он кивает на набросок.
- Интересно, как? - спрашиваю я, - Вы главный персонаж!
- А Энетта хорошо получилась, - Д. резко меняет тему, - И Кербри. Жаль, что не видно свитер - он его сам связал.
- Да, со снегирями, - машинально отвечаю я, и тут же понимаю план Д. - Послушайте, - вкрадчиво начинаю, - Что вам стоит? Хотя бы набросок вполоборота?
Д. смеётся над моей неудавшейся хитростью.
- Вряд ли, - он откидывается на спинку стула.
- Чёрт, - без его согласия рисовать не получится, можно и не пытаться. Обычно работать с ним одно удовольствие, он без всякого напряжения держит самую удобную дистанцию и вообще, после короткой зарисовки про него мне становится легче жить. Но сделать что-то, чего он не захотел, нереально.
Я всё равно рисую, но выходит так себе. Разве что причёска похожа - но её-то он не меняет с Семимирья.

Ужасно, но мне совершенно не хочется заканчивать Уинкстельмскую историю. Там так уютно и интересно, и собрались все мои любимые персонажи. И так успокаивающий меня жанр рассказа о нечисти в мире людей, в маленьком симпатичном городе. Вот почему я никак не подберусь к эпилогу - мне просто нравится составлять планы, рисовать персонажей, писать сценки и пить чай с Д. А когда я напишу повесть, то что дальше? Мне придётся уйти из неё куда-то ещё? Но я не хочу, я отлично себя чувствую как автор не громадного и неподъёмного Семимирья, а истории, которую можно взять в руки или обдумать за одну чашку кофе.
С другой стороны, совесть уже мучает: сколько можно тормозить, когда я давно могла бы при желании добить историю. А желания-то нет. Я нашла историю, которую действительно хочу писать, и не могу с ней расстаться. Никто меня не пинает, дедлайны не определены, полная свобода заниматься ей сколько угодно ещё времени.

@темы: Герои, Господин Д, Из жизни хрониста

05:08 

летописец " Hunting words I sit all night."
У Д. фантастическое умение превращать очень сложные и неразрешимые проблемы в пустяк, не стоящий внимания. Причём он даже не предпринимает каких-то видимых усилий для улучшения ситуации: он приходит, оглядывает тот глобальный бардак, который успел накопиться за его отсутствие, и заваривает чай, начисто игнорируя панику и разрушения. На весь искренний ужас и рыдания он не реагирует абсолютно, максимум - с дзенской улыбкой начинает успокаивать бессмысленными фразами вроде:
- Не волнуйтесь, ничего страшного. Выпейте чашечку чая и всё наладится, никто не умрёт.
В конце концов как-то глупо продолжать истерику перед непрошибаемым пофигизмом Д., и ты всё равно пьёшь с ним чай и болтаешь о ерунде - говорить о проблемах и способах решения бесполезно, он просто не станет ничего объяснять. Ему интереснее обсудить погоду и передать привет от общих знакомых.
Потом он вежливо прощается и уходит. И всё вдруг и правда решается! Каким-нибудь настолько примитивным и бескровным способом, что становится смешно от собственных переживаний.
Но как?.. он же ничего не сделал! он же вообще ровным счётом ничего не трогал, а оно само решается!
- Может быть, оно и правда само? - разводит руками Д. на прямой вопрос. - Я же говорил, что вы отлично справитесь, просто надо было чуть-чуть успокоиться.

@темы: Из жизни хрониста, Господин Д

10:25 

lock Доступ к записи ограничен

летописец " Hunting words I sit all night."
Work in progress

URL
10:48 

летописец " Hunting words I sit all night."
Д. греет изнутри горячая кровь: над городом смыкается зима, а окно его квартирки под крышей распахнуто настежь. На подоконник намело шапку пушистого хрустящего снега, тонкая плёнка льда наросла на стекло и ползёт вверх по чёрной раме, а ему хоть бы что. Даже Антуанетта поборола вечную недоверчивость и забралась ему на плечо, свернулась в воротнике и задремала, погрузившись в свои крысиные сны. Сыплется и сыплется мелкий сахарный снег, медленно дышит ночным воздухом молодой январь, а Д. думает, что скоро переломится зимнее время. Вот что волнует его больше всего сейчас: больше, чем хищные лица ангелов на соборных витражах и Южные Ворота, которые и так все называют Лисьими. Он стряхивает иней с волос и протягивает руку к столу, где под складками шёлка спит в ножнах Джайзель. Ей тоже не страшны морозы. Она видела такие бури и вьюги, которые здешним не чета, и воду, и огонь, и устояла.
- Кто там, Джайзель? - тихо спрашивает Д., - Ты чуешь его?
Нет, не чует: у него мёртвая кровь, безвкусная и прохладная как стоячая вода на дне омута, она не слышит его пульса, где его сердце? Где сердце, в которе она целит? Д. придётся самому искать, Джайзель тут не помощница.
- Он тоже ищет что-то, - понимает Д., - Он потерял что-то, и надеется найти это здесь. А я-то хотел мирной скучной жизни, - он смеётся, и Джайзель смеётся вместе с ним - дробным, сухим, серебряным смехом. Антуанетта фыркает, дуется: она не слышит их беседы, но ей обидно оставаться в стороне. Д. накрывает её горячей ладонью.

***
Мэрилин крепко спит под ворохом одеялам, и видит во сне разноцветные окна и статуи химер, и Мастер Мотыльков улыбается ей с порога.
- Дитя, - говорит он, и его голос льётся мёдом и шёлком, - Дитя, мне нужна твоя помощь. Давным-давно я потерял кое-что драгоценное, и теперь хочу вернуть это.
У него яркие глаза, полные бледного чистого света, мерцающие в полумраке.
- Потерял? - недоверчиво уточняет Мэрилин, потому что не верит таким улыбкам.
- Отдал, - поясняет он, - А в обмен получил великий дар. О, Мэрилин, я дорого за него заплатил!.. но не всё потеряно. Я ещё могу получить обратно то, что было утрачено. И если ты поможешь мне, я исполню твою самую дорогую мечту.
Сердце Мэрилин бьётся так сильно, что пульс гремит в ушах, когда она спрашивает:
- Что же ты отдал?
Он отвечает, и она просыпается с криком, но уже не помнит своего сна.

@темы: Господин Д, Сказки

19:02 

летописец " Hunting words I sit all night."
Flash, я знаю, что раздаю нечисть, но именно тебе очень хотела написать кого-то из академии. Зато он драконолог =)

О зубах и когтях
Все соглашались, что Магистр Герберт славный малый, хотя и со странностями, но у всех гениев бывали свои причуды, а уж учёного без них и представить нельзя. К тому же, ни одна из магистровых привычек не была смертельной, и только некоторые из них были умеренно опасны, и потому он считался человеком уважаемым и приличным. Он вёл мирную и безусловно полезную для общества жизнь в Чешской Академии Св. Кендрика, и его курсы признавались одними из самых интересных, а его книги неизменно завоёвывали славу и одобрение.
Одной из самых любопытных привычек была страсть к коллекционированию вещей, связанных с его исследованиями. Ничего живого и, тем более, хищного в коллекциях не водилось, и все предметы были аккуратно рассортированы, разложены по застеклённым коробочкам и запечатаны (“От студентов,” любил говорить Магистр Герберт, “Все неприятности здесь от них.”). На каждой коробочке крепилась лакированная табличка с названием и кратким описанием экспоната.
читать дальше

@темы: Кот в мешке, Господин Д

Замок над озером

главная